Все новости
ЛОНГРИД
11 Ноября , 13:12

АРКТИЧЕСКИЙ МАРШРУТ-7

(Остров Врангеля – Диксон)

Наш коллега Рустам СИРАЗЕТДИНОВ продолжает путешествие в составе уникальной экспедиции РГО «РоссиЯ-2021» вокруг границ всей страны.

Покидая внешний рейд острова медведиц и медвежат, я подумал: больше не о чем писать. Обратный путь в Архангельск не обещал ничего нового и интересного. Четыре остановки на внешних рейдах портов и полярных станций Северного Морского пути, высадка полярников, торопящихся попасть домой после длительного пребывания в Арктике, и опять порядком надоевшие бесконечные льды…

Это была ошибка! Новых тем на «обратке» оказалось так много, что я решился написать еще один лонгрид, прежде чем «Михаил Сомов» пришвартуется на пристани в Архангельске…

От острова Врангеля «Сомов» взял курс на Певек. Кстати, еще раз про остров: за тридцать лет, которые прошли с момента моего первого посещения главного родильного дома белых медведей на планете, он сильно изменился. Конечно, сам остров остался в прежних очертаниях на карте, но его инфраструктура меня просто потрясла. Когда-то здесь был маленькое поселение, в который жили несколько семей чукчей-рыбаков и оленеводов. Теперь я увидел современный поселок с тепловым и энергетическим узлами, большими зданиями. Похоже, хорошо известный миру губернатор Чукотки и здесь не пожалел денег для развития. На острове с борта «Сомова» высадились метеорологи из Кемерово – три женщины и трое мужчин. На острове Врангеля они проведут два года. Полярники, которых сменила кемеровская группа, в свою очередь сошли на берег в городе Певеке. Из местного аэропорта они разлетятся по домам, где их давно ждут родные и близкие.

Еще сутки – и «Михаил Сомов» встал на якорь в районе острова Айов. Выйдя на палубу, я перегнулся через фальшборт. Ничего себе: весь снег на льду – в отпечатках собачьих лап. А там, где находится иллюминатор камбуза, и вовсе вытоптан, вокруг – остатки собачьей трапезы. Виновника я застал у противоположного борта «Сомова». Здоровенная восточно-европейская овчарка подбирала котлеты, брошенные ей матросами. Оказалось, что пес-полярник – старый знакомый экипажа. Всякий раз, завидев с острова подходящий к нему корабль, он бежит навстречу по льду за обязательным угощением…

Покидаем остров Айов. И попадаем в ледовые торосы. Толстый лед тормозит движение корабля: то и дело приходится давать задний ход и пробиваться от полыньи к полынье. Дорога домой для «Сомова», похоже, не будет легкой и быстрой. Арктические льды не хотят нас выпускать из своего холодного царства.

«Михаил Сомов» дрожит всем своим металлическим многотонным телом, натужно ревут дизельные двигатели судна. Вперед-назад, вперед-назад. Нос корабля, словно огромная тупая пила, которой не хватает ручной тяги, пытается пробить стекло толстого льда. К внешней блокаде «Сомова» прибавилась и внутренняя беда: одного за другим членов экипажа и экспедиции отправляют на карантин.

Больше всего я опасаюсь за здоровье одного из полярников, которого «Сомов» забрал со станции Санникова. Ему около пятидесяти. Три последних года безвылазно жил на полярной станции. Две недели с температурой, полный отказ от лечения. Таблетки, которые приносил ежедневно старпом, выполняющий роль судового врача, выбрасывались за борт через иллюминатор! Слава Богу, все еще больным, но живым, вертолет перевез его в Тикси… Я, думаю, этого бедолагу можно простить! Три года провел вдали от реалий сегодняшней жизни в условиях всемирной пандемии. Но как понять тех, которые рядом…

Сегодня ночью у нас появился попутчик.

СПРАВКА: «Новодвинск» – судно Северного морского пароходства, 2008 года постройки. Дедвейст сухогруза составляет 6,5 тысячи тонн. Ледовый класс судна – А1, длина – 119 метров, ширина – 13,5 метра, высота борта – 9 метров. Порт приписки – Архангельск.

Проводка в арктических льдах – очень сложная, почти ювелирная работа. На чистой воде идем полным ходом, на всех дизельно-электрических «парах». Но чистой воды здесь мало, практически нет. Восточно-Сибирское море и море Лаптевых! Очень часто «Сомову» приходится не только снижать скорость, но и попросту буксовать в ледяной каше, упираясь в баррикады торосов. Но вид корабельной машины в машинном отсеке вселяет уверенность в успехе предстоящей борьбы. Длинные, совершенные тела дизель-моторов ничем не выдают бешенного ритма поршней и вращающихся коленвалов. Только глухой гул вокруг, сотрясение всего корабля, пульты с циферблатами тахометров, масляных манометров и указателей температуры…

Стараемся идти солидно,  без спешки. Торопливость предсказуема: не дай Бог, «Сомов» резко затормозит, и следующий за нами «Новодвинск» по инерции воткнется своим острым носом в корму.

29 октября. Опять наш попутчик застрял во льдах: даем задний ход, заходим слева по борту и обкалываем лед вокруг «Новодвинска». С трудом пробиваемся через пролив Дмитрия Лаптева, и здесь на одном из островов Архипелага Новосибирских островов берем на борт четырех полярников, следующих в аэропорт Тикси. Время для нас словно замедлило свой ход. Солнце уже практически не встает: в иллюминаторах постоянные сумерки. Резко упала температура воздуха за бортом. Невидимые лабиринты льда готовят новый сюрприз. Случилось то, чего мы так боялись: во время ночной проводки «Михаил Сомов» врезался в ледяной торос, и «Новодвинск» догнал нашу корму. К счастью, капитанам удалось ослабить удар маневрами. Немного погнулись защитные решетки вертолетной площадки на «Сомове» да пострадала краска на корме. В море Лаптевых перед заходом в Тикси мы наконец-то вывели «Новодвинск» на чистую воду и попрощались с ним.

Однако его сменил другой сухогруз, приписанный к порту Архангельска – «Механик Пустошный». Это универсальное грузовое судно, сданное в эксплуатацию в 1992 году, длиной 85 метров, шириной – 14, имеет валовый тоннаж почти 2, 5 тысячи тонн. 28 января 2021 года ему крупно не повезло в Шотландии. При выходе из Берницленда, в Ферт-оф-Форте «Пустошный» налетел на внешний волнорез и столкнулся с маяком, повредив их. Учитывая уже имеющийся опыт с «Новодвинском» во время недавней ночной проводки, мы, конечно, озаботились этим обстоятельством. Тем не менее, работу свою «Сомов» обязан сделать, на то и ледокол.

На внешнем рейде Тикси несколько дней старый трудяга помогал «Пустошному» подойти как можно ближе к берегу для разгрузки. А когда это удалось, в ожидании завершения разгрузочных работ капитан «Сомов» сделал настоящий подарок экипажу и оставшимся членам экспедиции.

Совершенно неожиданно для нас в динамике радио прозвучало: «Внимание, желающие выйти на лед могут это сделать по трапу левого борта…». Несколько часов мы потратили на сэлфи, видеосъемку квадрокоптерами и просто гоняли мяч по ледяному полю. Такого не забыть!

Но еще больший подарок для нас – Арктика. В одну из ночей над Тикси вспыхнуло, хоть и слабенькое, но хорошо видимое невооруженным глазом северное сияние. Спасибо нашему бывшему соседу по каюте, питерскому метеорологу Владимиру Занюкову. Накануне мы позвонили ему и попросили подсказать точное время магнитных бурь на Солнце. Как и предсказал Володя, с 21.00 в течение часа мы были свидетелями этого удивительного природного явления…

Северное сияние над Тикси. Фото Александра Кащеева

Наконец, «Механик Пустышный» оставил в порту Тикси свои контейнеры, металлопрокат, деловой лес. Вышли на берег последние пассажиры. Мы берем курс на Диксон и далее – на Архангельск. На этот раз в ледовый плен попал сам «Сомов», так что и «Пустышному» пришлось потрудиться. То еще зрелище: с полного разгона сухогруз налетает на лед вокруг нас и, заскакивая на него до половины корпуса, продавливает своим весом…

Северное сияние над Тикси. Фото Александра Кащеева

Сегодня 5 ноября. Море меняет свои наряды. То лед, то снежные торосы, то шквалистые волны. То скользим, то топчемся на месте. В экипаже поговаривают, что нам навстречу вышел атомный ледокол. Хорошо бы! За ним, в кильватерной струе, мы точно долетели бы до Баренцева моря, а там и чистая вода… От острова Врангеля прошли уже пять часовых поясов, осталось еще четыре. Впереди – Карские ворота, Диксон…

Кстати, о Диксоне. В морях нет обелисков и памятников. Однако есть точки на картах, есть проливы, мысы, острова, носящие имена не только великих путешественников и первооткрывателей, но и малоизвестных героев, отдавших жизни, защищая Отечество на морских просторах, на внешних и внутренних рейдах, на «малых и больших» землях необъятных берегов России. Семь островов в Карском море названы именами погибших в годы Великой Отечественной войны моряков сторожевого катера СКР-19. Один из них, который находится в непосредственной близости от Диксона, носит имя наводчика 76-миллиметрового орудия Фахруллы Хайруллина.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА. Фахрулла Хайруллин родился в селе Чишма Дюртюлинского района Башкирской АССР в многодетной крестьянской семье. В 1934 году самый старший среди детей Фахрулла уехал на заработки в Мурманск. Устроился матросом. Вскоре стал кормщиком на небольшом беспалубном рыболовецком судне. Кормщик тогда одновременно являлся капитаном судна и старшим в промысловой артели. В начале войны Фахрулла Хайруллин был мобилизован и начал службу на бывшем ледокольном пароходе «Дежнев», переоборудованном в сторожевой катер. Сначала подносчик снарядов, затем наводчик орудийного расчета, простой башкирский парень одним из первых был ранен осколком снаряда в героическом бою при обороне Диксона в августе 1942 года.

Тем далеким летом немецкое командование начало в Арктике операцию под названием «Вундерланд» (Страна чудес). Главной силой этой операции стал тяжелый крейсер «Адмирал Шеер». Командир линкора капитан первого ранга Вильгельм Меендсон-Болькен получил задание перекрыть движение судов и конвоев между островами Архипелага Новая Земля и проливом Вилькицкого. Также немецкому рейдеру ставилась задача разрушить советские полярные порты и радиометеостанции.

Ледокольный пароход «Капитан Сибиряков» успел передать информацию о нападении, и наши караваны спрятались во льдах, куда немецкий линкор не смог пробиться. Тогда капитан рейдера решил стереть с лица земли столицу Арктики – Диксон.

В то время в порту Диксона находился сторожевой катер СКР-19. Он должен был взять на борт батарею 150-миллиметровых пушек и доставить ее на Новую Землю. К счастью, батарею не успели демонтировать. Все суда с внутреннего рейда Диксона вывели в Енисейский залив, семьи полярников и секретную документацию с лоциями и картами ледовых проводок вывезли далеко в тундру. Но совершенно неожиданно ночью 27 августа из Архангельска в Диксон прибыл пароход «Дора», на борту которого находилось 250 тонн аммонала для взрывных работ на Норильском комбинате. В таких условиях СКР-19 начал неравный бой с линкором «Адмирал Шеер».

ВЫПИСКА ИЗ ВАХТЕННОГО ЖУРНАЛА.

1 час 25 минут. Сыграна боевая тревога.

1 час 35 минут. Из-за мыса бухты Хаймен показался линкор.

1 час 38 минут. Открыли огонь по линкору.

1 час 41 минута. Прямое попадание в район 3 и 4 трюмов.

1 час 45 минут. Продолжаем вести огонь. Ранены помощник командира и управляющий огнем второй батареи. Убиты табличный второй батареи, наводчик и читатель дистанций дальномера…

Снаряды пробили подводную часть сторожевого катера, в корпус стала поступать вода. Из строя выходили орудия, гибли люди. Бой был неравным. Теряя кровь и сознание, наводчик четвертого орудия Фахрулла Хайруллин закричал: «Братцы! Бейте их, гадов!

В это время огонь по немецкому крейсеру открыла береговая батарея под командованием капитана Николая Корнякова. «Кару» с грузом взрывчатки удалось под завесой дыма вывести вдоль берега по Енисею. «Адмирал Шеер» получил серьезные повреждения. Капитан рейдера отказался от высадки десанта на Диксоне и взял курс на северную оконечность Новой Земли. Не выполнив задач и не потопив ни одного советского корабля, крейсер ушел на свою базу в Нарвик…

В Карское и Баренцево моря в годы войны постоянно направлялись немецкие рейдеры и подводные лодки. Они потопили гидрографическое судно «Норд» в Карском море, две баржи с буксиром, полными людей, в Баренцевом. Были обстреляны несколько гидрометеорологических станций. Но самый известный военный эпизод в Арктике – это оборона Диксона. Стойкость и мужество его защитников позволили перевезти за время навигации 1942-1943 годов по Северному морскому пути более 235 тысяч человек, 1185 автомобилей, 136 тракторов, более 72 тысяч тонн продовольствия и фуража, 99 тысяч тонн горючего, 34 тысячи тонн угля!

Скалистый остров размером в один километр на 200 метров, расположенный неподалеку от Диксона, решением Диксонского райисполкома был назван в 1962 году именем одного из героев войны в Арктике Фахруллы Хайруллина. В 1972 году в островной части поселка Диксон над братской могилой был поставлен памятник. А в день 40-летия обороны арктического поселка 27 августа 1982 года на скалистом берегу диксоновской гавани был открыт обелиск. 8 мая 2010 года земляки торжественно открыли бюст герою-североморцу Фахрулле Хайруллину на его родине в селе Чишма в Башкирии.

Рустам Сиразетдинов. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Читайте также:

Арктический маршрут: к Земле Санникова

Арктический маршрут - 2

Арктический маршрут

Подписывайтесь на канал журнала «Панорама Башкортостана» в «Яндекс Дзен»

Присоединяйтесь к журналу "Панорама Башкортостана" 

во "Вконтакте":  vk.com/bashpanoramamagazine

в "Одноклассниках": ok.ru/zhurnalpan

в "ТикТоке": https://www.tiktok.com/@pro_bashkortostan