РАК – НЕ РОК

ОНКОЛОГИЯ МОЖЕТ ПОЛУЧИТЬ СТАТУС ЗАКОНА
ЕЖЕГОДНО В РБ ВЫПОЛНЯЕТСЯ ОКОЛО ШЕСТИ ТЫСЯЧ КРУПНЫХ ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ
ЕЖЕГОДНО В РБ ВЫПОЛНЯЕТСЯ ОКОЛО ШЕСТИ ТЫСЯЧ КРУПНЫХ ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ
версия для печати
38 | 66
ЕЖЕГОДНО В РБ ВЫПОЛНЯЕТСЯ ОКОЛО ШЕСТИ ТЫСЯЧ КРУПНЫХ ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ

Современного человека в его перманентно напряженной и стрессогенной жизни сопровождают многочисленные, порой экзотические фобии. Но, пожалуй, один из самых распространенных сегодня видов страха – это канцерофобия, то есть боязнь заболеть раком. Это и неудивительно, поскольку онкологические болезни не щадят никого, в том числе самых знаменитых и богатых, о чем нам неустанно сообщается в прессе. Таких громких случаев становится все больше, что только усиливает фобии, и «простыми» людьми рак воспринимается чуть ли не как неизбежная судьба и неотвратимый рок. Между тем при диагностировании на ранних этапах эта болезнь успешно лечится. Для кардинального совершенствования онкологической службы сегодня предпринимается много шагов, в том числе на законодательном уровне. Об этом говорилось на IX съезде онкологов России, состоявшемся недавно в Уфе. О задачах, стоящих сегодня перед онкологами, – в интервью с членом Общественной палаты России пятого состава, членом-корреспондентом Академии наук Республики Башкортостан, директором клиники онкологии Республиканского клинического онкологического диспансера профессором Шамилем ГАНЦЕВЫМ.

 

– Шамиль Ханафиевич, по статистике среди главных причин смертности рак стабильно занимает «почетное» второе место после сердечно-сосудистых заболеваний и, похоже, своих позиций сдавать не собирается. Что нужно делать стратегически, чтобы в конце концов динамика этой страшной болезни пошла вниз?

 

– Действительно, и по всей стране, и по нашей республике смертность от рака уступает только сердечно-сосудистым заболеваниям. Однако если в кардиологии мы в последнее время видим значительные успехи, достигнутые в основном за счет технических нововведений при операциях на сердце (шунтирование, стентирование и т. д.), то в онкологии, увы, все не столь очевидно. Дело в том, что техническими инновациями, только хирургическим вмешательством в нашей отрасли много не добьешься. В онкологии болезнь развивается на биологическом, клеточном и даже субклеточном уровнях, и, для того чтобы сделать революционные шаги в онкологии, нужно «залезть» в саму клетку и понять процессы, которые приводят к генным мутациям.

 

Онкология как направление медицины существует только с 40-х годов прошлого века. За 70 лет мы не раз убеждались, что порой идем по тупиковому направлению. Например, считали, что рак – это какое-то местечковое заболевание, что оказалось заблуждением. Злокачественные новообразования поражают не один орган, а весь организм, при этом видимое проявление обнаруживается в одном месте. Поэтому только хирургические методы зачастую не спасают, нужно комплексное, системное лечение – и хирургическое, и терапевтическое.

 

– Несмотря на довольно молодую историю вашей отрасли, наверняка уже прослеживается некая динамика по видам рака, а разновидностей этой болезни довольно много, как и органов и тканей человеческого тела. Какие виды рака превалируют сегодня по сравнению с теми, что были, скажем, в конце прошлого века?

 

– Несколько лет назад считалось, что основные заболевания в онкологии – это рак желудка, потом – легких. Сейчас стало больше случаев рака молочной железы и простаты. Приходится признать, что большей частью злокачественные новообразования провоцирует неправильный образ жизни, например – фактор нездорового питания, вследствие чего возникает до 30 процентов случаев рака. Сегодня в связи с несомненным улучшением демографической ситуации в части увеличения продолжительности жизни одним из основных факторов причин смертности от рака становится старение населения. Образно говоря, раньше, когда средняя продолжительность жизни была 55-60 лет, люди просто не доживали до, так сказать, «своего рака». Ныне людей преклонного возраста становится все больше, а у пожилых людей защитные функции организма слабеют, и они не столь успешно могут сопротивляться наступлению раковых клеток, как более молодые поколения. То есть статистика смертности от рака не снижается теперь именно по причине улучшения демографии, пусть это и звучит несколько парадоксально. Еще один немаловажный фактор для онкологии – вредные привычки: алкоголь, курение, переедание. Если наши предки умирали от голода, то сейчас – от переедания, ожирения, гиподинамии.

 

– То есть, продолжая Вашу мысль, человечество ныне расплачивается за свои грехи, например, за чревоугодие и лень, оказавшиеся вот уж воистину смертными нарушениями библейских заповедей. Но с другой стороны – технологии скакнули далеко вперед, мы живем в век компьютеризации и так назы ваемой цифровой экономики. В свое время медицина сумела справиться с казавшимися также непобедимыми оспой, чумой и холерой. Так неужели сегодня, в электронный век, мы не сможем наконец распрощаться с раком?!

 

– Отвечая на Ваш вопрос, хочу вспомнить классификацию так называемых технологических укладов. Как известно, их было пять – эпоха плуга, затем – паровых машин, стали, нефти и, наконец, нынешний, пятый уклад, в котором мы живем ныне, эпоха компьютеров и телекоммуникаций. Впереди шестой технологический уклад – эпоха нанотехнологий, биомедицины, к которым мы только подступаемся. Так вот, если перенести эти аналогии на нашу отрасль, несмотря на весьма короткий срок ее существования, мы тоже пережили несколько укладов. На заре онкологии болезни лечили заговорами и заклинаниями, шаманскими песнопениями. Затем – настоями и мазями, каленым железом. Дальше были различные препараты и лекарства, хирургическое вмешательство. Ныне, образно гово ря, находясь в пятом технологическом укладе, мы дошли до лучевой терапии и лекарственных методов воздействия. Впереди – шестой уклад, то есть роботизация и цифровая медицина. Пока в этих технологиях мы отстаем от Запада, и поэтому больные со средствами нередко едут лечиться за рубеж. Но и у нас в республике есть свои высокотехнологичные методы, не уступающие западным.

Уже три года в столице республики успешно действует центр позитронно-эмиссионной томографии «Кибер-нож» для высокоточных методов радиохирургического лечения. В целях более ранней диагностики рака вскоре начнет работать новый медико- генетический центр.

 

К сожалению, именно вопросы диагностики онкозаболеваний сегодня представляют большую проблему. Минздравом России опубликована статистика, свидетельствующая о том, что около половины всех онкологических болезней диагностируются неверно. Более того, при пересмотрах диагнозов значительная их часть вновь устанавливается неверно. Этот критически высокий брак говорит о том,что страдает первичный и последующие этапы диагностики на морфологическом уровне. Поэтому очень важно сегодня внедрять высокотехнологичные, цифровые методы диагностики.

 

– На состоявшемся в июне в Уфе съезде российских онкологов много говорилось о необходимости программных и даже стратегических документов для развития онкологических служб уже в новом технологическом укладе. Как известно, подобные стратегии разрабатываются в масштабах всей экономики, например, в Башкортостане намечается принять стратегию развития республики до 2030 года. В этом отношении как далеко вперед смотрят онкологи и что из себя будет представлять стратегия отрасли?

– Давайте определимся в терминах. Здесь следует говорить не о стратегии, а скорее о Национальной противораковой программе. Но кроме нее мы с коллегами много говорили о необходимости принятия специального закона по онкологии. В самом деле, сегодня разрабатываются самые разные законопроекты, например, закон о меде, так почему же мы не можем принять один из самых значимых для людей законов, от которого будет зависеть жизнь тысяч людей?! Одна из главных целей и Национальной программы, и будущего закона в том, что они могли бы создать механизмы для доступного и действительно бесплатного лечения онкозаболеваний. Не деклараций и громких слов, а реально и безусловно бесплатного лечения, как это записано в Конституции нашей страны. Если мы не сможем это сделать, то тогда нужно менять Конституцию.

 

Далее – нужно кардинально реформировать принципы подчинения и финансирования онкологической отрасли. Сегодня, как известно, деньги для всех направлений здравоохранения – кардио логии, онкологии и т. д., распределяются на территориальном, региональном уровне, что по меньшей мере нерачительно, а по большому счету – неэффективно.

 

К примеру, в масштабах всей страны сегодня на химиотерапию отпускается около 33 млрд рублей в год. Как расходуются эти бюджетные средства в каждом регионе, трудно понять и проконтролировать. Нередки такие ситуации, когда больной может умереть в ближайшие сутки после начала лечения, а финансирование уже отпущено. Поэтому здесь нужен профессиональный мониторинг и контроль.

 

А сделать это можно, только организовав четко структурированную вертикаль. Во главе такой вертикали мог бы стать Российский онкологический научный центр (РОНЦ), далее «стрелочки» идут к регионам, к примеру, к нашему Республиканскому онкодиспансеру, а далее мы работаем со своими подразделениями в городах и районах. Тогда будет четкий контроль расходования бюджетных денег и их существенная экономия.

 

– Когда все-таки будет принята Национальная антираковая программа и соответствующий закон об онкологии? Судя по всему, эти документы нуждаются в некоем лоббировании и продвижении как со стороны самих медиков, так и всего общества?

 

– К сожалению, на съезде так и не удалось принять этот стратегический документ, хотя он и весьма активно обсуждался. Пока звучат общие слова, консенсуса в своем сообществе мы пока не достигли. Думаю, что мы вернемся к нему осенью. Подводя итоги съезда, Главный онколог России Михаил Иванович Давыдов сказал, что в Российской Федерации онкологической службы нет. Пусть это было сказано в эмоциональном порыве, тем не менее академик Давыдов прав. Заниматься мелким, но кропотливым «ремонтом» онкологии нет смысла. Нужно по-новому взглянуть на это важнейшее социальное направление, нужен действенный федеральный закон и соответствующие госпрограммы.

Складывается впечатление, что у коллег запала хватает только донести проблемы до Минздрава, а дальше – «терра инкогнита». По опыту работы в Общественной палате Российской Федерации могу сказать, что комиссиям палаты совместно с депутатами Госдумы можно существенным образом повлиять на этот вопрос. У меня есть идея продолжить работу над законом «О социально значимых заболеваниях», включая онкологию и сердечно-сосудистую патологию.

 

Это позволит выделить дополнительные бюджетные средства для борьбы с этими недугами. Наличие такого закона позволит обеспечить финансирование столь важной составляю щей жизни человека, как его здоровье. Именно на это и направлена деятельность всех ветвей власти: на жизнь и здоровье. Так что для Общественной палаты есть реальный запрос общества, его потребность. Думаю, это реальный проект. И в чем-то исторический.

 

Есть компетентные общественники из состава Общественной палаты, крупные юристы и экономисты, которые могут развить эту тему и способствовать прорыву законодательной политики в области охраны здоровья. Думаю, Совет Общественной палаты обратит свое внимание на данное предложение и поддержит идею подготовки закона об онкологии.

Что касается лоббирования, то здесь Вы правы, наверное, есть необходимость продвигать эти в прямом смысле жизненно необходимые документы и через депутатов Госдумы, и через гражданское общество, и через СМИ. Увы, но в плане так называемой корпоративной солидарности и лоббистского потенциала работникам здравоохранения есть еще куда расти.

 

Врачи могут быть каждый по отдельности хорошими профессионалами, но сплоченного сообщества, «цехового братства» им зачастую не хватает.

На состоявшемся в Уфе съезде делегаты особо отметили участие в нем Главы республики Р. З. Хамитова. По словам моих коллег из регионов, такое отношение к медицине вообще и к онкологии в частности скорее исключение, чем правило для российских губернаторов. Кстати, Рустэм Закиевич, по-моему мнению, владеет вопросами медицины на весьма профессиональном уровне, сужу об этом, исходя из его выступления на съезде.

 

Считаю, что без помощи высшего руководства страны нам не справиться с такими глобальными вызовами, как онкология. Нам нужно сформулировать системный подход, ибо в ручном режиме реформа не оправдает надежд наших сограждан. Именно поэтому необходимо принятие стратегических антираковых документов, о которых мы уже упоминали.

 

Фото из личного архива

Ш. Х. ГАНЦЕВА.

Опубликовано: 23.11.17 (15:14)
Статьи рубрики ПАНОРАМА
В течение этого лета состоялось сразу два визита официальных делегаций наших республик в Уфу и Симферополь.    В этом году на площадках Салаватского района «Туриада» собрала 140 участников  
Написать комментарий
Представьтесь
e-mail
Ваш комментарий
AHOHC
15.04.16
ТОЛЬКО БИЗНЕС – И НИЧЕГО ЛИШНЕГО
20.02.17
Игра на опережение
20.02.17
Эффект бабочки
20.10.16
 Бизнесс на гарантии
20.02.17
Камо грядеши
21.02.17
Груз 102
21.02.17
БИЖБУЛЯКСКИЙ РАЙОН: КРАЙ,НО НЕ ОКРАИНА
22.02.17
Больше чем хоккей
22.02.17
Экологическая вахта
22.02.17
БРАТСТВО, ОПАЛЕННОЕ В БОЯХ
22.02.17
Таинственный портал
10.03.17
БЕЛЕБЕЙ – ДЛЯ АКТИВНЫХ ЛЮДЕЙ
14.04.16
Нас посчитали
3.11.2017
Мы многонациональный народ
AHOHC
Панорама Башкортостана© 1998-2017. При полном и частичном цитировании ссылка обязательна.