ГУСИНЫЕ ПЕРЬЯ‚ ЧЕРНИЛА ИЗ КОРЫ

Практически до 30-х годов в школах приходилось использовать гусиные перья, чернила из дубовой коры, самодельные карандаши из угля и берестяных скруток.
К 100-ЛЕТИЮ ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН
К 100-ЛЕТИЮ ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН
Автор: Рашит АЮПОВ.
версия для печати
73 | 73
К 100-ЛЕТИЮ ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

В том, что первостепенной задачей для страны является развитие народного образования, сомнений не было как в верхних эшелонах власти РСФСР, так и в людских массах. Башкирия в этом плане была в числе самых проблемных регионов, ведь в 1917 году почти 80 процентов жителей Уфимской губернии были безграмотными, а среди башкир лишь единицы умели читать и писать. Более 98 процентов школ требовали ремонта. Практически до 30-х годов в школах приходилось использовать гусиные перья, чернила из дубовой коры, самодельные карандаши из угля и берестяных скруток. Становление новой системы народного образования в Башкирии велось в жестких финансовых условиях, однако наша молодая республика отдавала на организацию школьной сети почти треть местного бюджета.

 Радостное событие: открытие школы-интерната

Советская власть получила в наследство от Уфимского земства 1913 школ первой ступени, 89 двуклассных училищ, 7 второклассных школ, 73 высших начальных училища, 25 средних учебных заведений (мужских и женских гимназий, реальных училищ, прогимназий), пять учительских семинарий, 8 педагогических курсов, 91 медресе, 250 мектебов и одну церковно-учительскую школу. Вроде солидное наследство, но в целом ситуация с образованием населения была крайне проблематичной, недоставало учителей. Надо было открывать школы в башкирских, татарских, марийских, чувашских, мордовских, латышских, украинских и удмуртских селениях. 5 июня 1918 года Совнарком РСФСР принял декрет о передаче в ведение Народного комиссариата по просвещению всех учебных и общеобразовательных учреждений и заведений, что обеспечивало единство школьной реформы в стране. В 1920 году в Уфимской губернии, по данным всероссийской переписи, грамотность населения в возрасте от 16 до 50 лет составляла уже свыше 28%. Этот успех был обеспечен невероятными усилиями власти и народа.

В 1918 году педагог из Уфы Н. Чижов в журнале «Известия учащихся Уфимского уезда» отметил: «Грамотность – не есть еще цель сама по себе, а лишь средство для достижения другой высшей цели – культурного развития населения». В феврале 1918-го в соответствии с Декретом СНК стал вводиться запрет на преподавание в школах Закона Божия.

1 мая 1918 года Уфимский учительский союз открыл книжный магазин «Старая и Новая книга». Он торговал дефицитными учебниками и пособиями по вполне разумным ценам. Деньги на оптовую закупку учебников вкладывали родители учащихся и сам Союз. На 1 июля 1920 года в Уфимской губернии (без Малой Башкирии) насчитывалось 2669 школ первой ступени, а уже через полгода — только 1812. Более 300 школ закрыли в основном из-за нехватки учителей.

 

Сельские дети сели за парты

В 1919-1921 годах финансирование школьного образования осуществлялось из Москвы. Однако в связи с Новой экономическом политикой оно переведено на местный бюджет, который из-за дефицита средств не мог содержать всю школьную сеть. Если в начале 1921/1922 учебного года Башкирия имела 2030 школ, 3075 учителей и 118531 учащегося, то через год с лишним (на декабрь 1922 года) количество начальных школ сократилось до 1405, учителей — до 2344, а учащихся осталось 118492. Однако это падение удалось приостановить и даже заново открыть ликвидированные школы.

В декабре 1922 года третий Всебашкирский съезд Советов принял воззвание к рабочим и крестьянам о помощи школе и делу просвещения. Поскольку для открытия школ бюджетных средств не хватало, начали создавать так называемые договорные школы, которые содержались за счет самого населения. Но и такая мера не решила проблему.

В 1921/1922 учебном году в Уфе действовали 18 школ-коммун, в том числе и опытно-показательная школа Башнаркомата просвещения. С 1918 по 1925 год в Уфе работал учебный патронат для бывших беспризорников. Он имел детский дом, школы первой ступени, две швейные, слесарную, сапожную, столярную и корзиночную мастерские, подсобное хозяйство. Выпускники патроната поступали учиться в педтехникумы и профтехшколы. В том же учебном году в Башкирии работали 14676 школ первой и второй ступеней (2878 преподавате лей, 130 тысяч учеников). По существу же за парту смог сесть только каждый пятый ребенок школьного возраста. В 1923 году образована Башкирская комиссия по улучшению жизни детей (она занималась трудовым воспитанием детей, в том числе и беспризорных). С 1924/1925 учебного года приняли учащихся восемь кантонных школ крестьянской молодежи (школы- интернаты). Как и вся страна, наша республика стремилась запустить программу всеобщего начального обучения.

Декрет ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 31 августа 1925 года обязал в течение восьми лет построить столько школьных зданий, сколько требовалось для организации начального всеобуча всех детей рабочих и крестьян. Правительство РСФСР выделило средства на строительство и ремонт школ на селе, на бесплатное обеспечение учебниками и письменными принадлежностями бедняков и середняков. В Уфе в 1924/1925 учебном году работали татарская школа-семилетка имени Ф. Э. Дзержинского, Республиканская башкирская средняя школа имени В. И. Ленина с девятилетним обучением (открыта в 1922 году), обучение проводили 19 школ первой ступени. В школе имени Ленина, которая размещалась по улице Карла Маркса, 3, проводилось опробирование учебников, разработанных для башкирских школ, разрабатывались методы и формы обучения русскому языку в башкирских школах, совершенствовали свои знания учителя башкирского и татарского языков.

 

 

 

Здание бывшей СШ № 1 на улице Б. Хмельницкого в Уфе

В декабре 1925 года на девятой Башкирской областной партконференции были обозначены «болевые точки» образования. Ответственный секретарь РКП(б) Михаил Разумов в своем выступлении отмечал: «Школьная сеть не может вместить и половины детей школьного возраста». В 1925/1926 учебном году в республике открыты 400 новых школ. К тому времени было 572 башкирских школы, тем не менее грамотность среди башкир составляла всего 34% среди сельского населения и около 56% среди городского. Не хватало учебников и учителей-башкир, поэтому в башкирских районах преподавали на татарском языке. Обязательное преподавание на русском языке во всех национальных школах по объективным причинам велось не везде, а без знания русского языка молодежь лишалась возможности учиться в школах второй ступени, в ссузах и вузах.

На народное образование расходовалось 35% местного бюджета. Выросло число учащихся, в школах первой ступени работали 3290 учителей, 471 – в школах второй ступени и школах крестьянской молодежи. Но при всем поступательном развитии народного образования этих темпов было явно недостаточно, чтобы к 1933/1934 учебному году завершить обязательное всеобщее образование.

Известный статистик и краевед Н. Н. Барсов в статье «Грамотность в БАССР», опубликованной в журнале «Хозяйство Башкирии» (№ 1 за 1929 год), приводит интересные факты: в Башкирии на 1000 человек приходилось 310 грамотных. Относительный показатель по СССР составлял 50,8%.

Парадокс, но наиболее грамотное население в БАССР в тот период проживало в поселке Аксаково Белебеевского кантона (63,6%), далее шли Уфа (62,1%), Бирск (61%), Чишмы (60,8%), Белебей (59%). К волостям высокой грамотности (свыше 35% населения) относились Новоселовская Уфимского кантона (со смешанным русско-украинско-немецко- татарским населением), Чекмагушевская Белебеевского кантона (татарско-башкирская), Асяновская Бирского кантона (башкиро-татаро- мишарская). Согласно переписи населения 1926 года, грамотность населения БАССР в возрасте от 16 до 50 лет по национальному признаку

выглядела так: башкиры – 33,2%, татары – 42%, русские – 54,8%.

В своем первом десятилетии (1919-1929) Башкирская республика сделала большой шаг в области народного образования. Рост экономики страны и республики позволил значительно улучшить состояние народного просвещения, повысить его материально-техническую базу и подготовку кадров. На выделенные из Москвы финансы строились школьные здания, печатались учебники, открывались учебные заведения для подготовки учителей, выплачивалась зарплата педагогам. И все-таки к 1927/1928 учебному году начальную школу посещали лишь 42% детей, что было ниже показателей по СССР (51,4%).

Учитывая культурную отсталость некоторых национальных меньшинств, правительство Башкирии сочло необходимым открыть подготовительные курсы при всех специальных учебных заведениях республики. В 1924/1925 учебном году детей приняли 10 национальных школ второй ступени с интернатами: восемь на селе и две в Уфе. Выходцы из беднейших семей, сироты и полусироты, оставшиеся без родителей после Гражданской войны и голода 1921 года, находились на полном государственном обеспечении. В 1924-1929 годах во всех восьми кантонных центрах республики действовали двухмесячные курсы по подготовке детей из бедных башкирских и татарских семей для вовлечения их в подготовительные группы.

Над Европой уже сгущались тучи грядущей войны. В 1925 году в систему образования СССР включилась военизация, поэтому в школах Уфы были введены «Час Авиахима», клубный день для массовой и кружковой работы. По месту жительства во время летних каникул 1926 года Башнаркомпрос установил детские площадки на лесозаводе № 3 (в районе нынешней РКБ имени Г. Г. Куватова), в железнодорожном районе около вокзала, на Тукаевской улице и в саду бывшего духовного училища. Детскими площадками руководили старшекурсники Уфимского института народного образования и старейшие работники просвещения.

В 1925 году впервые сделан первый и большой шаг в деле школьного строительства – открыты 400 новых школ. Большая работа по вовлечению в учебные заведения республики мусульманского населения и малых национальностей республики не прерывалась. IX Башкирская областная конференция РКП(б), состоявшаяся в феврале 1925 года, принимая во внимание неравномерное обеспечение отдельных национальностей школьными учреждениями, признала необходимым поправить ситуацию.

Так, для 50 тысяч мордвинов в Башкирии открыли около 30 школ первой ступени. С 1925/1926 учебного года для мордовской молодежи начат прием на подготовительные группы чувашского педтехникума. В 1926 году Башнаркомпрос провел учет чувашских учителей для открытия школ-семилеток в Зилаирском кантоне, просил Москву о направлении в БАССР учителей чувашского языка, открытии курсов по переподготовке учителей для чувашей и мордвы.

Организаторы учебы надеялись, что к десятой годовщине Октябрьской революции (ноябрь 1927) в Уфе уж точно не останется ни одного неграмотного жителя. Только нельзя было предположить, что в столицу республики скоро потянутся на работу тысячи необразованных граждан из сел и деревень.

Опубликовано: 16.10.17 (16:47)
Статьи рубрики РЕГИОН
Караидельский район знает вся Россия.   Сегодня Мишкинский район стал одной из первых площадок для реализации проектов на основе государственно- частного партнерства.  
Написать комментарий
Представьтесь
e-mail
Ваш комментарий
AHOHC
15.04.16
ТОЛЬКО БИЗНЕС – И НИЧЕГО ЛИШНЕГО
20.02.17
Игра на опережение
20.02.17
Эффект бабочки
20.10.16
 Бизнесс на гарантии
20.02.17
Камо грядеши
21.02.17
Груз 102
21.02.17
БИЖБУЛЯКСКИЙ РАЙОН: КРАЙ,НО НЕ ОКРАИНА
22.02.17
Больше чем хоккей
22.02.17
Экологическая вахта
22.02.17
БРАТСТВО, ОПАЛЕННОЕ В БОЯХ
22.02.17
Таинственный портал
10.03.17
БЕЛЕБЕЙ – ДЛЯ АКТИВНЫХ ЛЮДЕЙ
14.04.16
Нас посчитали
3.11.2017
Мы многонациональный народ
AHOHC
Панорама Башкортостана© 1998-2017. При полном и частичном цитировании ссылка обязательна.