САЛЯМ, БЕРЛИН!

КОМАНДИРУ 1050-ГО ПОЛКА 301-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ 5-Й УДАРНОЙ АРМИИ
ИСХАКУ ИДРИСОВИЧУ ГУМЕРОВУ КОМАНДОВАНИЕ ПОРУЧИЛО ВЗЯТЬ ИМПЕРСКУЮ КАНЦЕЛЯРИЮ
И ОСТАТЬСЯ ЖИВЫМ
Среди них и те молодые солдаты, которым Гумеров наказал: «Взять Имперскую канцелярию и остаться живыми!»
Среди них и те молодые солдаты, которым Гумеров наказал: «Взять Имперскую канцелярию и остаться живыми!»
Автор: Фарит ВАХИТОВ
версия для печати
80 | 80
Среди них и те молодые солдаты, которым Гумеров наказал: «Взять Имперскую канцелярию и остаться живыми!»

Без имени-2 Накануне 72-й годовщины Великой Победы Башкортостан вновь вспоминает своих славных сыновей и дочерей, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны, работавших в тылу. Многие из них дошли до логова врага, брали Рейхстаг, выполняли ответственные, исторические приказы командования. Среди тех, кто всю оставшуюся жизнь по праву говорил «Салям, Берлин!», был наш прославленный земляк, подполковник запаса, командир 1050-го полка 301-й стрелковой дивизии 5-й ударной армии Исхак Идрисович Гумеров. 10 апреля 2017 года ему бы исполнилось 105 лет. После штурма Берлина, где Гумеров со своим полком сыграл решающую роль, его имя вошло в военные энциклопедии, стало символом доблести и отваги. Исхак Гумеров был Почетным гражданином городов Берлина и Баймака. В 1974 году в составе партийно-правительственной делегации СССР он ездил в Берлин на празднование 25-летия ГДР. Ныне одна из улиц Баймака носит имя подполковника Исхака Гумерова, в краеведческом музее города создана экспозиция о его боевом пути. 

 

На фронтах Отечественной воины из Башкортостана проявляли чудеса отваги. Настоящих героев было много как среди рядового и сержантского состава, так и высшего командования. В этом я убеждался много раз при работе с документами в архивах федерального уровня. Далеко не все были удостоены правительственных наград. В одних случаях не хватало знаков, в других – внимания вышестоящих командиров и политработников. К сожалению, случалось и такое, когда высшему комсоставу бывало трудно признать свои ошибки и проявить справедливость к тем, кто добивался победы над врагом.

…Настроение у воинов на передовой – что погода в небесах: застряли в наступлении – сумрачно, есть успехи – все радуются. Впрочем, предчувствия успехов тоже радуют. Вот войска 5-й армии вышли на Кюстринский плацдарм. Отвоевали. Закрепились. Небольшое затишье. В войсках идет напряженная подготовка к решающему наступлению. Впереди Берлин. Командиры и политработники разъясняют особенности наступательных боев внутри большого города. На совещании у командира корпуса было объявлено: штурмовать Имперскую канцелярию поручено «орлам» подполковника Гумерова.

Такое боевое задание каждый командир части мог бы принять как особый знак доверия. Кто-то, нарушив этикет, выкрикнул: «Штурмовать гнездо Гитлера может любой из нас. Вот мой полк, например...». Но приказы не обсуждаются. Гумерова слева и справа подталкивали локтями в знак поддержки, желали удачи. Сердце комполка прыгало от радости. Так и хотелось сказать: «Не сомневайтесь, башкиры в бою не подведут!».

…Вспомнилась ему встреча, созванная Военным советом армии по случаю блестящего завершения Висло-Одерской наступательной операции. Присутствовали командиры полков, дивизий и корпусов.

 

Командарм Берзарин, удовлетворенный ходом событий и успехами в выполнении задач операции, скупо говорил о заслугах участников форсирования водной преграды, но отметил, что подполковник Гумеров проявил себя с лучшей стороны. Следом было подписано заключение на присвоение очередного звания – полковника. Ободряющие слова командарма крепко запали в душу. Иной при равных успехах мог бы бить себя в грудь, но Исхак Идрисович с волнением думал о задачах последнего периода войны.

В составе 301-й дивизии 5-й ударной армии полк Гумерова освобождал Варшаву, многие города Польши, прорывал оборону немцев на Одере. 301-я дивизия, имея в авангарде 1050-й стрелковый полк, совершив тяжелый марш в 350 километров, форсировала реку Нетце. Это открыло дорогу на Берлин для всего 9-го стрелкового корпуса генерала Ивана Рослого. За массовый подвиг в ходе Висло-Одерской операции 1050-му полку было присвоено наименование «Померанский», одновременно он был награжден орденом Суворова II степени. 22 апреля 1050-й полк форсировал реку Шпрее, за что всему составу 1050-го полка была объявлена благодарность командующего 5-й Ударной армией генерал-полковника Николая Берзарина. Начались бои в пригороде Берлина. Теперь вот по заданию штаба корпуса предстоит штурмовать Имперскую канцелярию.

В блиндаже командно-наблю- дательного пункта близ города Кюстрин Гумерова дожидался гость – писатель Борис Горбатов, прибывший сюда в качестве кор- респондента газеты «Правда». С его книгами «Алексей Куликов» и «Непокоренные» бойцы были хорошо знакомы. За кружкой чая разговорились о наступлении на Берлин, которое начнется 16 апреля 1945 года. Трудные дни предстояли, ответственные. Уличные бои таили в себе много сложностей.

Борис Горбатов, на удивление, интересовался историей башкир, с любопытством расспрашивал Гумерова о семейных традициях, записывал в блокноте подробности его биографии. Исхак Идрисович родился 10 апреля 1912 года в деревне Верхнемамбетово Орского уезда Оренбургской губернии, ныне Баймакского района Башкортостана. Его отец Идрис Бакиевич – участник русско-японской войны 1904-1905 годов, Георгиевский кавалер, за три рубля в месяц вручную отбивавший породу в шахте, погиб под завалом. Мать Исхака осталась с малолетними детьми. В 1915 году отчим Искандар ушел на германский фронт. От голода и болезней умерли два брата и две сестры Исхака. С 13 лет парнишка батрачил, работал слесарем, учеником забойщика, коллектором геологоразведки, техническим секретарем Баймакского медьзавода. Комсомолец Исхак Гумеров служил в Красной Армии, в 1933 году поступил в объединенную татаро-башкирскую военную школу им. ТатЦИКа, в которой тогда уже обучались Тагир Кусимов, Минигали Шаймуратов, Бадри Мамбеткулов, Рахим Ибрагимов. Служил на Камчатке, участвовал в боях под Халхин-Голом, в 1939 году поступил в Военную академию имени М. В. Фрунзе.

Курсант Исхак Гумеров во время стажировки близ западной границы в крепости Осовец в 3 часа 45 минут 22 июня 1941 года испытал первые удары тяжелой артиллерии немцев. Вступить в бой тогда не пришлось, потому что по приказу стажеров срочно вернули к учебе. Получив диплом об окончании полного курса, Гумеров в должности начальника штаба 540-го стрелкового полка 120-й стрелковой дивизии в ходе Ельнинской наступательной операции экстерном постиг фронтовую «академию». Вместе с полком пришлось откатиться на восток до пункта, названного в истории «Ельнинский выступ». Далее было участие в боях под Москвой, под Сталинградом, форсирование Днепра, освобождение правобережной Украины и Молдавии. Случались ранения и контузии.

В аттестациях тех лет сквозной темой проходит характеристика Гумерова как офицера, способного хорошо ориентироваться в обстановке и быстротекущей ситуации. Он обладает редким даром грамотно организовать оборонительный бой и мастерски руководить наступательными действиями своей части. Критические ситуации использует для проявления инициативы и эффективных действий. Отличается личной храбростью и отвагой. Как истинному башкиру ему свойственны самоотверженность и осмысленная удаль. К сожалению, начальники отмечали упрямство офицера Гумерова в отстаивании своего мнения, излишнюю прямолинейность, что крайне мешало нашему земляку в служебной среде.

В марте 1944 года после очередного излечения в госпитале он получил направление в 1050-й стрелковый полк 301-й стрелковой дивизии. Тоже начальником штаба. Среди новых сослуживцев Гумеров быстро завоевал признание и авторитет, вскоре был назначен командиром этого полка. Высоко ценили нашего земляка Герой Советского Союза генерал-майор Владимир Семенович Антонов, командир 9-го стрелкового корпуса Герой Советского Союза генерал-майор Иван Иванович Рослый.

16 апреля 1945 года началась битва за Берлин. На Кюстринском плацдарме в пять утра по московскому времени вверх взметнулся белый луч прожектора. Хорошо видимая на многие километры ослепительная игла была сигналом для начала артиллерийской подготовки. 5-я ударная армия была определена главной ударной группой 1-го Украинского фронта. Комдив полковник Антонов ввел в бой 1050-й стрелковый полк только тогда, когда остальные полки дивизии вплотную подошли к Зеловским высотам. На их крутых скатах они натолкнулись на многоярусные траншейные системы с густой сетью огневых средств.

Нашему земляку была поставлена задача двинуть полк на городки Вербич и Ной Вербич в сопровождении тяжелых танков 92-го полка. Смелый и решительный командир Гумеров повел своих воинов на штурм первой траншеи противника и добился успеха. Но бойцы 1-го и 2-го батальона, наступая на огнедышащие высоты, были вынуждены залечь. Гумеров, почувствовав намерения немцев перейти к контратаке, ввел в бой 3-й батальон. Помогло и взаимодействие с соседним стрелковым полком. Наши упредили контратаку и овладели населенными пунктами Вербич и Ной Вербич. При преодоле нии огневой полосы командир отделения сержант Зайцев попытался подавить пулеметную точку врага связкой гранат, однако получил тяжелое ранение. Из последних сил он бросился на амбразуру и грудью закрыл ее. Гумеров тут же приказал оформить наградные материалы, и Ивану Степановичу Зайцеву было присвоено звание Героя Советского Союза.

К утру полк Гумерова овладел населенным пунктом Гузов. Противник предпринял три контратаки, но каждый раз они были отбиты. Комполка Гумеров управлял огнем и действиями подразделений спокойно, расчетливо. Главная ударная группа – 5-я ударная и 2-я гвардейская танковые армии в ночь с 16 на 17 апреля вышли на рубеж Альте-Одер. Пришлось строить переправы для танков и артиллерии под огнем артиллерии противника.

18 апреля полк Гумерова взял Вульков. В тот день на командном пункте 1050-го полка вновь появился Борис Горбатов, теперь уже со своим товарищем по перу Мартыном Мержановым. Из уст писателя прозвучала такая рекомендация: «Это мой давний приятель Исхак Идрисович Гумеров. Большой патриот и интернационалист. Он башкир, великолепно знает историю своего народа. Командарм Берзарин считает, что Гумеров очень уверенно и творчески планирует бой».

На этот раз Исхак Идрисович не смог уделить корреспондентам внимания. Договорились: «Вот возьмем Имперскую канцелярию, тогда и почаевничаем, и фронтовые истории порасскажем…». Далее на боевом пути пехотинцев Гумерова были Беллерсдорф, Хозенгольц, Рульдорф, Альт-Лансберг. Тяжелый бой приняли у города Зебер. На подступах к Берлину стоял пригород Ноянхаген. Комдив Антонов поставил задачу войти в этот пригород к утру 21 апреля. Гумеров доложил об этом точно в назначенное время – в 8 часов утра.

Вступая в кварталы германских городов, подполковник Гумеров часто вспоминал бои в Сталинграде. Теперь у нас есть танки, осенью 1942-го их не было. В уличных боях Берлина взаимодействуют части 12-го танкового корпуса. 1050-стрелковый полк к исходу дня 29 апреля врезался в город так глубоко, что перед взором командира полка и его разведчиков открылась широкая панорама центральной площади, в которую упирается Анхальтерштрассе.

Гумеров, быстро изучив обстановку, приступил к перестановке боевых сил, чтобы не дать возможности частям вермахта закрепиться на новом месте. Но рубеж немцами был подготовлен заранее, огневая система построена, подтянуто необходимое количество солдат и офицеров. Штурмовые группы Гумерова наступают и в первых попытках несут потери. Гумеров не намерен жертвовать жизнями своих солдат. «Прекратить атаки!», – скомандовал он, распорядился накормить бойцов и …готовиться к активной обороне.

Бои разгораются с новой силой. Два полка пехоты – Гумерова и Радаева – при поддержке танков и артиллерии проламывают оборону немцев то там, то здесь. Фашисты обречены, но огрызаются отчаянно, ожесточенно сопротивляются. Они обеспечены всем необходимым: боеприпасами, снаряжением, запасом провианта. Их подбадривает геббельсовская пропаганда. Площадь и все здания покрыты плотным облаком дыма и гари. Разрывы снарядов оглушительны. Кажется, этому нет конца. Выбить немцев не удается.

Вдруг Гумеров слышит по рации: «Из подвала гестапо вышли с белым флагом!». Стрельба с обеих сторон ослабла. Полковники фон Дюффинг и Герман, подполковники Зейферт и Эдер, переводчик лейтенант Зегер, ефрейтор были доставлены на НП Гумерова. Парламентеры сообщили, что уполномочены вести переговоры о капитуляции окруженной в Берлине группы немецких войск и передали подполковнику Гумерову два пакета. В открытом находились их документы, а закрытый был адресован Маршалу Советского Союза Г. К. Жукову.

На НП полка прибыл комдив Антонов. Он получил сверху категорическое предупреждение: «Никаких переговоров!» и приказал отправить парламентеров восвояси. Но перед этим не преминул допросить их. Они сообщили, что в подвалах гестапо находится командование Берлинской группировки войск, а в здании министерства авиации разместились представители Генштаба. О главарях Рейха – ни слова...

С отбытием представителей немецкого командования с их стороны возобновился ураганный огонь. Наши ответили тем же. И это продолжалось несколько часов. В тот же день 30 апреля в 23 часа местного времени немцы снова выбросили белый флаг. Парламентеры в том же составе и с пакетами в том же оформлении были переправлены к командующему 8-й гвардейской армией генерал-полковнику В. И. Чуйкову. Тот передал их в распоряжение заместителя командующего 1-го Белорусского фронта генерала армии В. Д. Соколовского, заместителя Г. К. Жукова. Однако немецким парламентерам не посчастливилось узреть самого Жукова. В итоге их вновь вернули к И. И. Гумерову.

Фон Дюффинг и его попутчики поняли строгость позиции советского командования и, дабы исключить перебежки по площади под огнем, попросили помочь в установлении связи. Немецкий полковник, взвалив на плечи катушку провода, в сопровождении майора Казакова отправился обратно в подвал. С немецкой стороны раздались выстрелы. Смертельная пуля настигла Казакова, а раненый лейтенант Зегер приполз на НП Гумерова.

Бессмысленный бой, и снова белый флаг... На этот раз прибыли два немецких полковника. Один из них был тот же фон Дюффинг. Он вручил Гумерову письмо адьютанта Гитлера фон Бургдорфа и сообщил, что 30 апреля в 15 часов 55 минут Адольф Гитлер покончил самоубийством. Руководство государством завещал Геббельсу… В письме говорилось, что войска вермахта готовы сложить оружие и вступить в переговоры о безоговорочной капитуляции. Таким образом, наш земляк подполковник Исхак Идрисович Гумеров оказался в эпицентре важнейших событий окончания Великой Отечественной войны.

Движение парламентеров продолжалась в течение двух суток. Через его НП проходили немецкие офицеры все выше и выше рангом. При всей ненависти к фашизму Гумеров сохранял хладнокровие, хотя войсковому офицеру это было невероятно трудно. Между тем комполка полагал, что бои могут возобновиться. С Радаевым договорились заново пересмотреть

боевые порядки. Подтянули танковые и артиллерийские подразделения, наметили возможные цели для ведения огня. Гумеров побывал в батальонах, побеседовал с бойцами, разъяснил особенности предстоящих боев: «Взять Имперскую канцелярию и остаться в живых! Понятен приказ?»

Немецкие парламентеры, в очередной раз отправленные к высшему фронтовому командованию, все не возвращаются. Наконец на площади появился немецкий автомобиль. Вышедшие из него генерал Кребс с белым флагом в руках, полковник фон Дюффинг и другие направились в подвал. В это время успел вернуться из подвала советский сержант Щербин, посланный для наблюдения за связью. Наши полки разразились ураганным огнем, немцы не успели ответить. Батальоны прекратили стрельбу, стремительно бросились через площадь и в мгновение ока растворились в зданиях.

Полетело донесение к комдиву Антонову. Он пришел в легкое замешательство от инициативы Гумерова с Радаевым. В здании гестапо бои шли за каждый этаж, смельчаки поднимались все выше. Как потом будет отмечено в боевом донесении, коммунист сержант Шумкин, рядовые комсомольцы Некрасов и Ефимов подняли красный флаг над зданием гестапо. Знамя было установлено также на здании министерства авиации. Отвагу проявили лейтенант Солиджан Алимов и Иван Иванов.

Когда батальоны полка Гумерова прорвались к зданию Имперской канцелярии, стоящему чуть поодаль, нашему земляку по рации сообщили удручающую новость: нужно обеспечить встречу майора Никулиной, которая и водрузит знамя над Имперской канцелярией.

«У меня в полку много замечательных бойцов, я им поручил», – резонно возразил Гумеров.

Если бы он знал, как отзовется его слово. Но приказы не обсуждаются. Когда бои стали утихать, Гумеров подозвал к себе капитана Шаповалова и распорядился подобрать ребят хороших и направить их для встречи знаменосца Никулиной. Бойцы батальона Шаповалова в саду встретились с инструктором политотдела майором Никулиной, сопроводили ее в Имперскую канцелярию, помогли ей подняться до крыши и установить знамя. Невероятно, но факт...

По рации послышался позывной командарма Берзарина: «Товарищ Гумеров! Поздравляю с взятием Имперской канцелярии! Спасибо, что успешно выполнили боевое задание. Передайте мое поздравление всему полку». Растерянный Гумеров долго стоял без движения. И понял: боевое задание исходило от самого Берзарина!

Командир батальона Давыдов сообщил горестную весть: при контратаке немцев из подвала погибли десять человек. Среди них и те молодые солдаты, которым Гумеров наказал: «Взять Имперскую канцелярию и остаться живыми!»

Четыре года пребывания на фронтах не прошли даром: завладев Имперской канцелярией, Исхак Идрисович тяжело заболел. При отчислении из 301-й стрелковой дивизии узнал, что командир дивизии Антонов стал генерал- майором. Он подал представление на Гумерова к награждению орденом Ленина.

Но, как часто бывает, доброе дело наткнулось на чиновничьи препоны. А вскоре командир 5-й ударной армии, начальник гарнизона Берлина, Герой Советского Союза генерал-полковник Николай Берзарин погиб в автомобильной катастрофе. Обращаться за разъяснениями по поводу заслуженной награды стало не к кому.

Закончив счеты с фашизмом и малость послужив в мирное время, подполковник Гумеров обосновался в Уфе. В дни торжеств находился в кругу офицерского состава, сохранял завидную стройность осанки, завораживающую улыбку. Не любил воспоминания о войне, особенно о Берлине. Орлу с подрезанными крыльями было нелегко. Скончался Исхак Идрисович в Уфе за три дня до 48-й годовщины Великой Победы.

 

 

Опубликовано: 12.10.17 (16:38)
Статьи рубрики ПАНОРАМА
В течение этого лета состоялось сразу два визита официальных делегаций наших республик в Уфу и Симферополь.    В этом году на площадках Салаватского района «Туриада» собрала 140 участников  
Написать комментарий
Представьтесь
e-mail
Ваш комментарий
AHOHC
15.04.16
ТОЛЬКО БИЗНЕС – И НИЧЕГО ЛИШНЕГО
20.02.17
Игра на опережение
20.02.17
Эффект бабочки
20.10.16
 Бизнесс на гарантии
20.02.17
Камо грядеши
21.02.17
Груз 102
21.02.17
БИЖБУЛЯКСКИЙ РАЙОН: КРАЙ,НО НЕ ОКРАИНА
22.02.17
Больше чем хоккей
22.02.17
Экологическая вахта
22.02.17
БРАТСТВО, ОПАЛЕННОЕ В БОЯХ
22.02.17
Таинственный портал
10.03.17
БЕЛЕБЕЙ – ДЛЯ АКТИВНЫХ ЛЮДЕЙ
14.04.16
Нас посчитали
3.11.2017
Мы многонациональный народ
AHOHC
Панорама Башкортостана© 1998-2017. При полном и частичном цитировании ссылка обязательна.