Все новости
75-ЛЕТИЕ ПОБЕДЫ
21 Июня 2020, 21:12

ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ

Читатели «Панорамы Башкортостана» продолжают рассказывать свои семейные истории, в которых первое место по праву занимают защитники Отечества

До башкирской глубинки весть о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз дошла в тот же день, 22 июня 1941 года. Ее донес голос диктора через черные жерла подвешенных на столбах репродукторов, через глухую речь председателя сельсовета на митинге в центре деревни, через истошный бабий крик «Война!». Прошедшие в 1939 году Финскую военную компанию, Габбас Хамзин из Белорецкого района и Степан Вязовцев из Стерлибашевского знали наверняка: их призовут первыми.
Хамзин Г. Х.
Его правнуки
Его внуки в Бессмертном полку
Как фронтовик до 92 лет плясал «Баик»
Габбаса Хамзина родители проводили на срочную службу в 38-м, а встретили в родном селе Ахмерово Белорецкого района только в 45-м. Призывали его «для участия в боевых действиях». Видимо, на Финскую операцию. Но попал Габбас на Дальний Восток, а в 41-м его перебросили под Кенигсберг, на Западный фронт. Вернулся израненный, после контузии. С орденом Отечественной войны, медалью «За победу над Японией», Благодарственным письмом от самого Верховного Главнокомандующего И. В Сталина. Кроме Габбаса гордостью рода Хамзиных стала и сестра главы семьи Зульхиза – всю войну проработала председателем колхоза в Зилаирском районе, сутками рычагами трактора ворочала.
Страшные годы, полные лишений и слез, страна пережила. Родину кровью отстояли в том числе и простые сельские парни. Такие, как Габбас и Байназар Хамзины. Радоваться бы мирной жизни, да на той войне пропал без вести старший сын Хамзиных. Родители до последнего своего часа надеялись получить о Байназаре хоть какое-то известие. Не дождались.
...В женихах холостые фронтовики тогда не задерживались. И в 46-м Габбас уже отплясывал «Баик» на собственной свадьбе. Он заслужил свое счастье: более 67 лет прожили они с Самсихан в любви и согласии, восьмерых детей воспитали.
Габбаса Хамзиновича Хамзина земляки очень уважали не только за боевые заслуги. Всю жизнь он посвятил родному селу, колхозу имени Калинина. Сначала был парторгом, потом секретарем сельсовета. Не раз звали в район на разные должности – отказывался.
– Из нашего села ушли на фронт больше ста мужчин. Вернулись немногие. На 9 мая папа всегда собирал народ возле памятной стелы, устраивал митинг, чествование ветеранов, – вспоминает Халил Габбасович Хамзин. – Семейные торжества любил. Бывало, когда все восемь детей с внуками к ним в дом приезжали, до сорока человек за стол садились. Ох и весело было! Аплодировали народному артисту Башкортостана Гали Хамзину. Родители очень гордились, что их сын стал не только любимым в народе певцом, но и покорил Америку. Да, наш Гали имеет звание Почетного гражданина города Миннеаполис штата Миннесота!
В разгар семейного застолья под общие одобрительные возгласы молодежи наш папа непременно выходил в круг и исполнял свой любимый башкирский народный танец «Баик». До 92 лет его ноги просились в пляс. Согласитесь, такой мужской удали можно только позавидовать!
Однако нет-нет да брала Габбаса Хамзиновича печаль за пропавшего без вести брата, за росшего сиротой племянника. Когда Байназар уходил на фронт, сын его Ирназар полугодовалым младенцем остался. Дожил почти до 70 лет и об отце ничего не знал. Но все же дал Всевышний семье утешение!
В 2018 году пришло письмо официальное из Орловской области. Сообщалось, что уроженец села Ахмерово Байназар Хамзинович Хамзин похоронен в братской могиле, имя его высечено на обелиске. Сын Габбаса Хамзиновича Наиль в составе делегации из Башкирии побывал на месте захоронения дяди, в знак памяти о нем высыпал к подножию обелиска горсть родной земли. И орловской землицы привез в Кузгун-Ахмерово, так теперь село называется.
Торжество момента с Хамзиными разделили всем миром. Ирназар Байназарович трепетно принял святой дар. С волнением и горячими сыновними словами благодарности за подвиг отца он, преклонив колени, соединил орловскую землю с ахмеровской. Так сомкнулась разорванная цепочка семейной истории.
Сегодня, в ночь с 21 на 22 июня, наша страна отметит День памяти и скорби. В центре Уфы состоится акция «Свеча памяти». Халил Габбасович Хамзин является координатором этого проекта от партии «Единая Россия». В общей композиции из зажженных огоньков будут и его две свечи – за отца и за дядю. Нынче из-за ограничительных мер по пандемии июнь в России выпал особенный: запланированный Парад в честь 75-летия Великой Победы состоится в Москве 24 июня. А 26 июля россияне готовятся к шествию «Бессмертного полка». Хамзины выйдут все – от мала до велика. Человек сорок, не меньше.
Два Степана, два Ивана
– Мы жили в колхозе имени Ворошилова Карагушевского сельсовета Стерлибашевского района. Папа наш, Степан Терентьевич Вязовцев, иначе как Ниночка, Валечка, Толечка, Коленька нас, детей, не называл. Так любил! Причем, мама рассказывала, что прямо на венчании в храме объявил ей: «Ребятишек родишь мне много!», – вспоминала его старшая дочь Алевтина Спепановна.
– Помню, как провожали односельчан на фронт в июне сорок первого. К нам в избу народ набился, все плачут. С улицы кличут на отправку, а отец все не может от детей оторваться. То меня чмокнет в щечку, то Нину. Особенно трудно расставался с сыновьями Толей и Колей. Уже отвесил поклон матери и жене, уже поцеловал икону Христа Спасителя, кинул за спину вещмешок, зашагал к подводе – и снова, перемахнув через забор, сгреб нас в охапку, крепко прижал к груди.
Одна соседская старушка, в числе многих наблюдавшая трогательную сцену прощания нашего отца с семьей, шепотком предрекла: «Ну, этот не вернется...». А было папе только 34 года!
Домой Вязовцев писал часто. Но, видимо, доходили не все треугольники. Сетовал на полевую почту: «Сто писем вам отослал, а ответа не получил». В стиле того времени начинались они с традиционных персональных приветов «дорогой моей мамаше, уважаемой супруге Поле, брату Василию, его жене». Отдельной строкой с родительским словом обращался поименно «к любезным деточкам». Толечку благодарил за письмо: «слезами обливался, когда читал». Может, таким образом хотел передать отцовский наказ: «Остаешься в доме за старшего мужика».
Вязовцев С. Т.
Всего-то два письма сохранилось от стрелка-радиста Степана Вязовцева. Возможно, их было больше, но от вдовьего сундучка Пелагеи через дочь Алевтину до праправнуков погибшего бойца дошли только эти два истлевших солдатских треугольника. Потертые на сгибах, выцветшие... Иные места не разобрать. Первое датировано 16 августа 1941-го. В нем упоминается Рудаевка, что в Воронежской области. Вероятно, отправлено по пути следования части к линии фронта. Второе – весной 1942-го. Из-под Рязани. Видимо, оно было последним и написано с передовой. В скупых словах выражено сокровенное солдатское желание: «Молю Бога остаться в живых!». Вскоре на Вязовцева пришла похоронка. Короткая, как выстрел: «Пропал без вести».
Его письма
О боевом пути Степана Терентьевича его дети, к сожалению, так ничего и не узнали. Не до архивов тогда было. Солдатка Пелагея тянула лямку в колхозе. Со временем родня зазвала ее в Уфу. Многодетной заводчанке дали комнату в бараке. Всех «любезных» сердцу погибшего мужа ребят одна подняла, выучила.
Но священная память о фронтовиках – представителях рода – словно отблеск Вечного огня, символично отразилась в именах потомков семьи Алексея, сына старшей дочери Степана Нины (Андреевой по мужу). Леша и Маша очень почитали бабушку Полю. Одна из внучек названа ее именем. Вроде, по родословной не сверяли, а вот не забылось... Тетка Алексея – Алевтина Степановна – на старости лет жила под опекой снохи Маши. Она и передала ей заветные отцовские треугольники.
– Бабушка Аля была несказанно счастлива, когда наша молодежь назвала одного из сыновей Степаном, а второго Иваном, – говорит Мария Александровна Андреева. – Родители мальчиков как-то сразу выбрали эти имена, другие даже не обсуждали. Получилось, в честь защитников Родины Степана Терентьевича Вязовцева (по материнской линии, выходит) и Ивана Ивановича Перлова (он со стороны отца).
Когда в 2014 году началось движение «Бессмертный полк», праправнуки взяли в руки штандарты с их портретами. Степа идет в строю со Степаном, Ваня – с Иваном.
Его праправнуки
Его праправнучки
Сейчас у ребят есть возможность попытаться найти следы военных судеб своих прапрадедов с помощью современных поисковых ресурсов. А фронтовые письма и фотографии семья отсканировала, оригиналы хранит в особых условиях и со временем планирует передать в Республиканский Музей Боевой славы.