Все новости
ДЕНЬ ПОБЕДЫ
17 Апреля 2019, 19:51

ВЕРНУТЬ ИЗ НЕБЫТИЯ

11 апреля – Международный день освобождения узников фашистских концлагерей. Каждый год на исходе апреля и в начале мая, когда весна нам дарит по-настоящему теплые и солнечные дни, мы приветствуем возрождение природы и жизни и в то же время поминаем павших за эту жизнь в Великой Отечественной войне. Миллионы наших соотечественников погибли не только на фронтах, но были насмерть замучены в концентрационных лагерях. Имена многих узников концлагерей, погребенных в братских могилах на чужой земле, остаются неизвестными даже сегодня, спустя три четверти века после окончания войны. Долг государства и общества – вернуть эти имена из небытия. Работа по выяснению судеб советских военнопленных сегодня ведется весьма активно. Многие воины – уроженцы Башкирии погибли в лагере Цайтхайн в Саксонии. Издано уже несколько Книг памяти, где близкие впервые могли обнаружить имена своих погибших родственников. Однако работа по увековечению памяти жертв фашистских лагерей еще далеко не закончена.

Когда речь заходит о концлагерях, то прежде всего мы вспоминаем Освенцим, Дахау или Бухенвальд. В действительности же система фашистских конвейеров смерти состояла из десятков концентрационных лагерей. Один из не столь известных в истории – лагерь Цайтхайн под Дрезденом, где погибли десятки тысяч советских военнопленных.
То, что на кладбище узников захоронено много уроженцев Башкирии, обнаружилось летом прошлого года, когда официальная делегация Госсобрания – Курултая РБ по приглашению руководства Cвободного государства Саксония посетила эту дружественную республике землю Германии. Как известно, между Башкортостаном и Саксонией уже десятки лет налажены тесные контакты, связи во многих отраслях. На этот раз одним из мест посещения делегации из нашей республики во главе с председателем Госсобрания – Курултая РБ Константином Толкачевым стал мемориал Цайтхайн.
– Приятно видеть, что в Германии осознают ошибки прошлого и уважительно относятся к тому, что связывает общую историю наших двух стран, какой бы трагической она ни была, – сказал, выступая на возложении цветов к мемориалу, Константин Толкачев. – Только по официальным данным в лагере для военнопленных в Цайтхайне во время Великой Отечественной войны погибло около 30 тысяч советских военнопленных. Для сравнения: население самого города сегодня в пять раз меньше. Многие наши соотечественники скончались от последствий плена уже после освобождения лагеря Красной Армией 23 апреля 1945 года. Судьба многих осталась неизвестной. Среди узников лагеря было и немало представителей Башкортостана. Сегодня республикой проводится масштабная работа по установлению их судеб, и эта работа будет продолжена с помощью немецких коллег.
Наша делегация попросила подобрать в архиве мемориала данные на захороненных – выходцев из Башкортостана. Таких документов оказалось неожиданно много, притом что к приезду гостей была просмотрена лишь небольшая часть архива. По мнению известного общественного деятеля, руководителя клуба «Северные амуры», члена Общественной палаты РБ Ильдара Юлбарисова, на кладбище Цайтхайна покоятся останки около полутора тысяч наших земляков. На самом деле их может оказаться больше. Дело в том, что многие попавшие в плен коммунисты и офицеры уничтожали свои документы, придумывали себе новые имена, место рождения, и с такими вымышленными данными были записаны в документах концлагерей. Еще один факт, свидетельствующий о том, что в Цайтхайне было много наших земляков – анализ мест рождения уроженцев Башкортостана. Даже по случайной выборке в персональных карточках обнаруживается очень много уроженцев одного района и даже одного села. А это значит, что они массово призывались в одну часть, вместе оказались в окружении, откуда и попали в плен.
На каждого пленного составлялась персональная карточка. На лицевой стороне записывались все личные данные, а также национальность, профессия, воинское звание, последняя воинская часть, где взят в плен, был здоров, болен или ранен при взятии в плен (доставке в лагерь). Часто здесь в специальной графе заносился и домашний адрес или же адрес близких, которых следовало уведомить в первую очередь. Эти данные дополнялись отпечатками пальцев и фотографией. Мы просмотрели часть карточек, любезно предоставленных нам в оцифрованном виде руководителем республиканского военно-исторического клуба «Северные амуры» Ильдаром Юлбарисовым.
Имена лишь немногих наших земляков, захороненных
в Цайтхайне
Усманов Абдрахман, 1899 г. р., Белокатайский район;
Галимов Валит, 1912 г. р., Белокатайский район;
Васингин Михаил, 1919 г. р., Краснокамский район;
Тамиров Маганави, д. Бишкураево, Туймазинский район;
Гаврилов Александр, 1915 г. р., Куюргазинский район;
Вахитов Халик, 1904 г. р., Гафурийский район;
Ягафаров Мухамедша, Макаровский (ныне Ишимбайский) район; д. Ягафарово,
Байгазин Галиулла,1903 г. р., Макаровский район;
Галяутдинов Галяутдин, 1911 г. р., Аскинский район;
Павлов Сергей, 1892 г. р., Бакалинский район;
Акимбетов Абдулкадыр, 1912 г. р., Стерлибашевский район;
Котомцев Михаил, 1894 г. р., Аскинский район;
Шакиров Магафур, 1916 г. р., Илишевский район;
Суфиахметов Фаис, 1901 г. р., Аскинский район;
Ямурзин Тимерша, 1919 г. р., Калтасинский район.
Общественные объединения по уходу за военными могилами «Саксонские мемориалы» и «Народный Союз Германии» опубликовали «Книгу памяти советских военнопленных, умерших в лагере Цайтхайн в Саксонии» с данными на более чем 5 тысяч человек. Затем в Белоруссии вышло издание на русском языке: «Цайтхайн – Книга памяти советских военнопленных». Ныне стали известны имена уже более 14 тысяч человек, умерших в лагере Цайтхайн. Поэтому редакционная коллегия приняла решение не печатать эти списки отдельной книгой, а опубликовать их в электронной форме – в виде компакт-диска. В Белоруссии была издана своя Книга памяти о белорусах, погибших в Цайтхайне. К сожалению, в Российской Федерации пока такой книги нет, но ввиду того, что там покоится много наших земляков, общественники республики могут проявить инициативу и приступить к работе по изданию Книги памяти узников Цайтхайна из Башкирии. Эта работа особенно важна в канун приближающегося 75-летия Великой Победы. Без сомнения, на это святое дело должны откликнуться представители поисковых отрядов, историки, студенты, патриотические клубы Башкортостана. Народный союз Германии и руководители Саксонии готовы предоставить помощь в доступе к соответствующим архивам.
Исторические документы доводят до нас все ужасы, учиненные фашистами над советскими военнопленными в лагере Цайтхайн.Пленные перевозились чаще всего в открытых вагонах, поэтому к погибшим от голода и эпидемий прибавлялись еще и умершие от холода. Бывший узник лагеря Цайтхайн Николай Гутыря описал ужасы железнодорожного этапа в Цайтхайн с 4 по 11 июля 1941 г. следующим образом: «Пережитое в вагонах невозможно описать словами. Люди истекали кровью, грязные раны чернели, в каждом вагоне приговоренные к смерти люди умирали от истекания крови, столбняка, заражения, от голода, нехватки воды и воздуха, а также от других лишений. Стоны, проклятия, глубокие вздохи умирающих, лихорадочный бред, тоска по родине – этим жил каждый в вагоне, переполненном бывшими бойцами Красной армии, теперь военнопленными Гитлера».
В архивных материалах есть и свидетельства немецких охранников. Один из них так описывает чудовищный быт лагеря Цайтхайн: «Ужасные картины нищенства почти невозможно описать словами. Некоторые подхватывают каждый грязный клочок бумаги из луж и запихивают себе в рыло. Одна колонна напала на мусорное ведро. Часовой ничего не смог сделать против этой животной орды». Свидетели одинаково вспоминают, что были случаи каннибализма среди пленных Цайтхайна, так же, как и в других местах и на этапе.
Авторы «Книги памяти советских военнопленных – Цайтхайн» («Zeithain – Gedenkbuch sowjetischer Kriegsgefangener») рассказывают о невыносимых условиях содержания узников: «Военная форма и обувь узников были сильно изношенными и практически не менялись. Не предоставлялись ни зимнее пальто, ни белье для замены, так что пленные вынуждены были годами кое-как ремонтировать свою одежду или же использовать одежду умерших товарищей. Поэтому они чаще всего годами носили свою обветшалую, штопанную и недостаточно чищенную военную форму. Солома и одеяла для коек менялись или чистились слишком редко, вследствие чего и сами военнопленные, и бараки были невыносимо заражены всякого рода паразитами».
Огромное количество смертей привело к переполнению первого «кладбища русских Цайтхайн» уже в декабре 1941 года, всего лишь через пять месяцев после прибытия первых эшелонов пленных. Поэтому было принято решение о сооружении нового кладбища. В ноябре 1941 г. в Цайтхайне возникли первые заболевания сыпным тифом. Эпидемия быстро распространилась, и в середине декабря 1941 года весь лагерь, включая немецкую охрану, был поставлен на карантин. Если исходить из того, что во время карантина никто из пленных лагерь не покинул и никто вновь не прибыл, то данные статистики вермахта позволяют сделать вывод, что во время эпидемии сыпного тифа в Цайтхайне умерло примерно семь тысяч заключенных.
В «Книге памяти советских военнопленных – Цайтхайн» («Zeithain – Gedenkbuch sowjetischer Kriegsgefangener») приводится множество других документальных свидетельств неимоверных мучений узников концлагеря.
В холодное время c октября 1941 по февраль 1942 года несколько десятков тысяч людей находились под открытым небом, без одежды и обуви. Для защиты от непогоды военнопленные приспосабливали подручные материалы – толь, бумагу из-под извести, траву, оборачивая ими тело. Кроме того, они вырывали норы в земле, накрывая их кусками железа и корой. Такие укрытия спасали от ветра, но в осенний сезон их заливало водой.
Когда же были построены бараки, то внутрь каждого из них загоняли по 300 человек при норме в 60–70. Уже через час в помещениях было нечем дышать. Это приводило к тому, что люди заболевали и умирали десятками от нехватки воздуха. Суточный рацион военнопленного состоял из 250 граммов хлеба, брюквенного или шпинатного супа. Но даже при таком ничтожно скудном питании немецкие власти находили необходимым использовать пленных на земляных и каменных работах по десять-двенадцать часов в день. Начиная с лета 1942 года, над военнопленными стали проводить медицинские опыты. Для этого была выделена группа из 29 физически крепких человек, которых поместили в отдельный барак. Группа была поделена на три подгруппы. Одежда заключенных обрабатывалась специальными химическими веществами, ускоряющими развитие педикулеза, при этом было запрещено убивать вшей. Путем сравнительного анализа немецкими специалистами был сделан вывод о том, что смерть любого человека в таких условиях наступает не позднее 20 дней. Из 29 пленных, участвовавших в первом эксперименте, в живых остались только двое. Для вывоза трупов военнопленных немцами была построена узкоколейная железная дорога. Умерших хоронили совершенно голыми: в вагонетки нагружали, как дрова, по 20–30 человек, накрывали брезентом и увозили на кладбище. Могила – яма размером 15х15х50 метров была рассчитана на 500 трупов.
Перечисляя эти трагические подробности, мы приводим их во всех ужасных деталях так, как они засвидетельствованы в документах. Таким был фашизм, который хотел не только уничтожить множество жизней, но и растоптать само звание Человека. Но даже в этих нечеловеческих условиях советские военнопленные отстаивали свою честь и боролись за свободу.
В Центральном архиве ФСБ России есть документальные материалы, повествующие о деятельности подпольной организации советских военнопленных в лагере Цайтхайн, руководимой советским писателем Степаном Павловичем Злобиным с апреля 1943 по 22 апреля 1945 года. Как известно, закончив институт, Степан Злобин долгое время жил в Башкирии, где преподавал русский язык и литературу. Он принимал участие в экспедициях по районам республики, изучал башкирский язык, записывал башкирские песни, местные пословицы и предания, которые впоследствии были приведены в романе «Салават Юлаев». Во время войны Злобин был контужен, будучи без сознания, попал в плен, отправлен в лагерь Цайтхайн, где и возглавил подполье. После войны в романе «Восставшие мертвецы» Степан Злобин показал всю ужасную правду о пребывании в плену. Однако рукопись попала под сталинскую цензуру и была изъята. Но другое автобиографическое произведение – «Пропавшие без вести» все же увидело свет в 1962 году.
Этот роман внес значительный вклад в дело реабилитации бывших советских военнопленных. Вот один из эпизодов лагерной жизни, описанный Степаном Злобиным в романе «Пропавшие без вести»: «В рабочих командах что ни час убивали людей за «плохую» работу, за нарушение строя. Унтер-офицер Кубис, гуляя за оградою с девушкой, предложил ей выстрелить из пистолета «для практики», и она убила паренька из команды заключенных портных…».
Имена погибших и захороненных даже на таких крупных, так называемых «кладбищах русских», как Зенне, Цайтхайн или Берген-Бельзен, оставались неизвестными. Надписи на памятниках всего лишь гласили, что здесь захоронено большое количество неизвестных умерших. Только в 90-е годы прошлого века в связи с частичным рассекречиванием восточноевропейских архивов открылись новые возможности в идентификации жертв Цайтхайна. Системная обработка этих архивных материалов по советским военнопленным, подавляющая часть которых в настоящее время хранится в Центральном архиве Министерства обороны Российской Федерации в Подольске, и введение их содержания в базы данных в большинстве случаев даже по истечении почти 75 лет позволяют проследить судьбы жертв фашизма, в том числе и многочисленных уроженцев Башкирии.
Красная Армия непосредственно после войны приступила к сооружению достойных кладбищ для павших солдат, а также для погибших военнопленных. Что касается лагеря Цайтхайн, то соответствующая рабочая группа была организована в августе 1946 года. Был проведен архитектурный конкурс, и в результате в 1950 году были благоустроены пять кладбищ с братскими могилами в четырех местах и сооружены соответствующие памятники.
Мемориальный комплекс Эренхайн Цайтхайн на месте захоронений I и V был создан еще в ГДР в 1985 году. После объединения Германии в 1990 г. началось полное перемен переходное время, когда мемориал обслуживался исключительно персоналом на добровольных началах, но был доступен для посетителей. Только в середине 90-х годов мемориальный комплекс Эренхайн Цайтхайн перешел на государственное попечение в лице объединения «Саксонские мемориалы» и с тех пор постоянно благоустраивается.
Очевидно, что в работе по идентификации имен узников – жертв Цайтхайна, как и других фашистских концлагерей, нужно активизироваться поисковым отрядам республики, представителям патриотических движений, не говоря уже о родственниках. Ведь именно у родственников сохранились письма фронтовиков, и они достоверно знают, в каких частях они воевали, что существенно облегчает поисковую работу.
Нужно развернуть и информационную работу через СМИ, предпринимать просветительские акции. Первым мероприятием в этой работе станет выставка в Национальном музее РБ, где вскоре будут представлены оцифрованные персональные карточки узников Цайтхайна из Башкирии и другие экспонаты из концлагеря.
Погибшие и до сих пор неопознанные узники концлагерей должны обрести достойную память, а значит, и покой. Их родственников и близких мучает неопределенность и неизвестность. Поэтому поисковая работа и увековечение памяти жертв фашизма имеют неоценимое значение. Есть известное выражение – «Война не окончена, пока не захоронен последний солдат». Можно ее дополнить – «Война не окончена, пока последний замученный в фашистской неволе не обретет вновь свое имя и память о нем».
Читайте нас в