Все новости
Общие статьи
18 Апреля 2019, 14:34

КРАЙ ИСЧЕЗАЮЩИХ МОНИСТО

Наверное, нет ничего удивительного в том, что самые теплые мысли о родном крае приходят тогда, когда живешь за тысячи километров от дорогих сердцу мест. А уникальность обыденных, казалось бы, вещей видится, опять же, издалека, взглядом повидавшего мир и имеющего возможность сравнивать человека. Так получилось и с режиссером-документалистом Гульназ Галимуллиной, уже более пяти лет живущей в Москве и дарящей многим в столице чувство близости к родному краю.

Гульназ Галимуллина пришла к увлечению фотографией не сразу. Отучилась в уфимской башкирской гимназии № 20, начала телекарьеру еще в старших классах в студии «Тамыр» Башкирского телевидения, окончила журфак Башгосуниверситета и, благодаря своим успешным телепроектам, получила предложение работать в столице. Начинала собственным корреспондентом «Башкирского спутникового телевидения» в Москве, сотрудничала с федеральными телеканалами, наконец, с отделом документалистики «Первого канала».
Будучи всегда увлеченной людьми с необычной судьбой, прошедшими нелегкие жизненные испытания, сняла как автор и режиссер целый ряд документальных фильмов, рассказывающих о выходцах из Башкортостана, добившихся в жизни уникальных высот. «Лента памяти» повествует о воинах, пропавших без вести во время Великой Отечественной войны, «Дом у озера» – об авиакатастрофе над Боденским озером, в которой погибли дети из Башкортостана, «Номерной» – о легендарном телеоператоре Махмуде Рафикове, «Кардиограмма жизни» – о выдающейся спортсменке Ляйсан Утяшевой, «Число жизни» – о паралимпийском чемпионе Иреке Зарипове, «Смерть. Точка или начало» – об уфимской художнице Раушании Бадретдиновой и другие. Стала лауреатом 15 международных и всероссийских конкурсов и фестивалей, в том числе «ТЭФИ-Регион», «Герой нашего времени», «Вечный огонь», «Щит России» и даже номинантом «New-York Festival TV & Film Awards».
А потом решила «остановить мгновение». Окончила курсы Московской школы фотографии и медиа имени Родченко и... выбрала для первых своих опытов опять же родную, башкирскую тему. Ее пригласили фотографом в проект «Календарь». Гульназ сделала галерею портретов участниц московского конкурса красоты «Хылыукай», а потом углубилась в историю своего края и отсняла несколько серий снимков под общим названием «Монисто».
Известно, что это женское украшение из монет, бляшек, бисера, бус или жемчуга, служившее часто не столько для красоты, сколько как неприкосновенный запас на «черный день», особенно для владелиц монисто из золота, серебра и драгоценных камней. Не случайно путешественники-европейцы, посетившие Россию в царские времена, писали в своих воспоминаниях, что «на шее славянки носят больше денег, чем стоит весь их дом». Лингвисты, впрочем, утверждают, что слово «монисто», звенящее как эхо древних курганов, произошло от слова «монеты». Первоначально оно было популярно именно у восточных женщин: ни женщины скифских племен, ни затворницы гаремов не представляли своих нарядов без обязательного монисто.
Гульназ, однако, выбрала другой ракурс – столкновение эпох. Героинь своих фотосессий она одела в реконструированные и стилизованные древние национальные костюмы башкирского народа, тоже с обязательным монисто, а съемки провела в родной Уфе на фоне старинных зданий, предназначенных под снос. Получилось сопоставление двух исторических пластов, а останки ожидающих своего конца ветхих домов стали символом уходящей эпохи.
Оригинальный нагрудник и не менее уникальное монисто, редкое украшение бутимар и перешедшее от прабабушки старинное платье, собственноручно восстановленный кашмау – все эти сокровища были отысканы в бабушкиных сундуках, в дальних башкирских аулах или восстановлены кропотливым трудом. А запечатлелись на фоне уходящей Уфы, исчезающего старого города.
Фотографии Гульназ стали своего рода предупреждением о том, что мы можем оказаться последним поколением, которое любовалось рукотворными шедеврами наших предков. Это же относится и к старинным улочкам: реновация в мегаполисах сметает не только старые стены, но и дух эпохи.
Героинями фотосессий в Уфе стали режиссер Тансулпан Буракаева, композитор Шаура Гаппасова, сотрудница Башгосфилармонии Айсылу Байгускарова, а также, к примеру, Фатима Янбаева. Для ее недавней свадьбы костюм по старинным фотографиям и книгам невесты с древними монетами ХVII века восстановил реконструктор Ильдар Гатауллин.
– В каждой монете своя история, – говорит девушка. – Я решила, что на фоне развивающихся процессов цифровизации нужно не потерять то ценное, что хранит печать времени.
Такое благоговейное отношение к монетам имеет и еще одно объяснение: в древности монисто служили еще и оберегом. Считалось, что их перезвон приятен богам и отгоняет злых духов, а кому не хочется такой защиты? И еще одна тема открылась автору уже в ходе съемок – самопожертвование башкирских женщин.
Монисто ведь надевали только на самые значимые праздники, берегли, передавая из поколения в поколение. А когда началась Великая Отечественная война, многие наши землячки, кому удалось сохранить свои фамильные украшения после Гражданской войны и раскулачивания, отдали монисто на отливку оружия. Именно поэтому найти сегодня такие семейные реликвии можно очень редко.
Проект «Монисто» увидел свет в прошлом году в Московском Доме национальностей, галереях Зиплингена и Фридрихсхафена в Германии, а фотоработы прямо с экспозиций были раскуплены коллекционерами из Германии, Швейцарии, Великобритании, Турции, России. Многие отметили особый взгляд Гульназ Галимуллиной, одинаково хорошо владеющей и теле-, и фотообъективом. Те, кто видел ее выставку, утверждают: башкирское монисто может стать ярким брендом республики, а обновленная экспозиция «Монисто» – то, чем можно по-настоящему удивить искушенного ценителя национальной культуры.