Все новости
КУЛЬТУРА
25 Июня 2019, 18:34

БАШКИРСКИЙ РОК ЖИВ!

Группа «Аргымак» отмечает десятилетие. Музыка прекрасна в своем разнообразии. Десятки, если не сотни, жанров и стилей делают ее пестрой, яркой, и каждый находит что-то созвучное своей душе. Одни вдохновляются жаркими латиноамериканскими ритмами, другие предпочитают звуки волынки, и так далее. Уфимская группа «Аргымак» в этом плане – случай уникальный. Совместив в своих творениях традиционные башкирские мотивы и рок-музыку, эти ребята создали по сути новый стиль, который смело можно назвать башкирским этно-роком.

Впрочем, определение жанра весьма условно, потому что их музыка настолько свободна и органична, насколько свободно чувствует себя человек посреди изумительной башкирской природы и Уральских гор. Музыканты не довольствуются привычными рамками, постоянно находятся в творческом эксперименте. Они смешивают стили, ищут свою «фишку». Идея слияния рока и фолка – не нова. Только мало у кого это выходит интересно. У группы «Аргымак» получилось блестяще.
В этом году коллектив отмечает десятилетний юбилей. Пройден этап становления, появилось заслуженное признание слушателей, причем даже на международном уровне. У руководителя и вокалиста группы «Аргымак» Рината Рамазанова мы попытались выведать секрет успеха.
– В марте ваша группа участвовала на международном этнофестивале «Вселенная кочевников» в Саудовской Аравии. Какие впечатления о стране и о мероприятии?
– Я достаточно хорошо знаю культуру и традиции ислама, поэтому прекрасно представлял себе, куда мы едем. Тем более что ислам в Башкортостане имеет глубокие корни. Одно из свидетельств тому – захоронения по мусульманским канонам VII века, найденные в Левашовских курганах под Стерлитамаком. В Саудовской Аравии долгое время главенствовал ислам ваххабитского толка. Но некоторое время назад принц Мухаммед ибн Сальман окончательно понял, что это зло. Сейчас страна открылась для фестивалей, где каждый народ может показать свою культуру и традиции. Правда, для сцены существует строгий дрес-код: никаких коротких или обтягивающих одежд. Но чувствуется и влияние Запада, На наше выступление приходили женщины не только в традиционной мусульманской одежде, но и в светских нарядах.
– Расскажите подробнее о самом фестивале.
– Год назад мы выступали на Всемирных играх кочевников в Киргизии, где победили в номинации «этнохит». В фестивале принимали участие около 70 стран мира, в том числе и Саудовская Аравия. И кто-то из шейхов, видимо, решил: «Хочу такой же у себя!». В итоге на четырех чартерных рейсах перевезли в Аравию весь Бишкек – вместе с юртами, лошадьми. И сделали свой фест по принципу «Игр кочевников», слегка изменив название – на «Вселенную кочевников». Фестивальную площадку построили в 100 километрах от Эр-Рияда – целый городище в несколько десятков гектаров. Чего там только не было в программе! Этнотанец, этномода, этнобазар, этномузыка, сказительство. Из состязаний – джигитовка, скачки, стрельба из лука, соколиная и орлиная охота. В течение пяти конкурсных дней наша группа показала пять разных программ, в общем, все что есть в нашем творческом арсенале. Это традиционные башкирские песни, религиозные песнопения-мунаджаты, шоу барабанов «Splash» и современная музыка, весь этот мейнстрим (dupstep, speed garage, transe), приправленный национальными мотивами.
Первые дни были, можно сказать, ознакомительными. Люди приезжали, смотрели, изучали. Затем, видимо, включилось сарафанное радио, и хлынули толпы зрителей. Принимали нас на ура, под наши ритмы арабы зажигательно танцевали. Мы взяли Гран-при в номинации «этномузыка» – выиграли десять тысяч долларов!
– Саудиты представляют, что такое Башкортостан?
– Ученые, особенно исламские ученые, и вообще образованные люди знают. К примеру, в исламском мире почитают нашего земляка – выдающегося шейха Зайнуллу Расулева. А в одном из музеев Саудовской Аравии хранится курай! В целом же простой народ мало что знает о нашем крае. Нам было проще говорить, что мы из России. Далее следовал короткий ликбез: есть такая республика в России, посреди Уральских гор...
– Значит, все прошло отлично?
– Да. Правда, был небольшой курьез. В Саудовскую Аравию мы летели через Турцию. В стамбульском аэропорту я с ужасом обнаружил, что забыл свой чертежный тубус с комплектом из шести кураев. А когда я бываю в Стамбуле, всегда стараюсь посетить могилу Ахмет-Заки Валиди на кладбище «Караджа Ахмед». На этот раз окно между пересадками было не очень большое, и я боялся, что могу не успеть. Не давала покоя и мысль – где взять курай? Спасли социальные сети. В чате «Башкиры за рубежом» я бросил клич: «Эй, башкиры, есть кто-нибудь в Стамбуле с кураем?». Откликнулся один соплеменник по имени Азат, кстати, проживающий недалеко от кладбища «Караджа Ахмед». Азат одолжил мне свой комплект кураев. Таким образом, я все успел и понял, что эта ситуация была послана мне свыше. На обратном пути я вернул инструменты. Только вот в комплекте, одолженном мне Азатом, не оказалось курая со строем «си». Мне он нужен для исполнения композиции «Алпамыша». Тогда я взял курай «до» и, отрезав полоску от банки колы, нарастил его до строя «си».
– Как вам в вашей музыке удается так органично сочетать старое и новое? Традиционные мотивы у вас звучат свежо и современно, но при этом не теряется их самобытность.
– Это получилось не сразу, был долгий процесс формирования. Ведь когда мы только начинали, нас не пинал только ленивый. Говорили, что мы коверкаем башкирский фольклор. И, постепенно, путем проб и ошибок выработали свой стиль. До девятого класса я учился в русской школе с английским уклоном, и мое башкирское начало в русскоговорящей среде не получало своего выхода. Мои сверстники увлекались «Металликой», «Нирваной», «Продиджи». Я тоже слушал рок, поп, панк, гранж, электронику, русский рок. Но курай занимал в моем сердце главное место. Я с детства полюбил этот поющий тростник, научился играть на нем. Однако знал, что меня с моим кураем просто обсмеют. Появилось огромное желание показать, что курай – это круто, это красиво. Нужно просто прислушаться, прочувствовать. Когда мы создали группу «Аргымак», стали искать и пробовать. И весь мой музыкальный бэкграунд, которым я пропитался в школьные годы, тоже сыграл свою роль. В общем-то, мы открыты ко всему, всегда с интересом знакомимся с самыми разными музыкальными тенденциями, смотрим, какой новый инструмент можно использовать, какую «фишку» позаимствовать. Сейчас я уже могу сказать, что это приобрело какую-то форму. Мы видим перед собой цели и задачи.
– И какая у вас цель?
– Cохранить свою самоидентичность. Ведь именно в корнях – вся сила. Подпили у дерева корни – оно зачахнет. А если корни ушли глубоко в землю, дерево будет стоять века. Так же и с народом. Через музыку мы пытаемся донести до молодежи основу нашей культуры, традиций. Чтобы знали о своей истории, о предках. Ведь, как известно, без прошлого нет будущего. Если у народа забрать культуру и традиции, то он просто превратится в толпу. С помощью современных жанров мы стараемся привлечь внимание молодежи и уже под этим соусом приобщаем их. В репертуаре «Аргымака» есть например, песня о Ахмет-Заки Валиди, которой больше ста лет. В архиве Австрии в Вене сохранилась 25-секундная запись в исполнении его сподвижника Галимьяна Тагана. Нам ее достал фольклорист Юлай Гайнетдинов, и мы сделали реконструкцию песни. На концертах, предваряя ее исполнение, рассказываем, что Ахмет-Заки Валиди был одним из основоположников Российского федерализма. Есть у нас также песня «Зайнулла», посвященная Зайнулле Расулеву. Это кубаир-сказание. И мы сделали такой современный кубаир – взяли отрывок из поэмы «Зайнулла» Ахмера Утябая, зачитали рэп под дабстеп. Фактически наши предки были первыми рэперами, были у них даже свои «рэп-баттлы», которые назывались «эйтеш» – своего рода конкурсы поэтической импровизации сэсенов-сказителей. Вот так вот мы «прокачиваем» молодежь путем интегрирования истории и современных музыкальных трендов.
Еще мы даем концерты в школах, детских садах и детдомах. В год примерно 70 заведений объезжаем, это наша просветительская функция. Вот недавно выступали в детдоме в Инорсе, давали концерт в рамках празднования столетия республики. С одной стороны, радостное событие для нас – подарить хоть какую-то частичку тепла детям, которые обделены родительской лаской. С другой стороны, печально, что родители отказываются от детей. Я вообще этого не понимаю. У меня двое маленьких детей. Как-то отправлял их погостить к сестре в Мелеуз. Уже через несколько часов я жутко по ним соскучился.
– Как принимают вас юные слушатели?
– Замечательно. К таким выступлениям мы готовимся одинаково ответственно, как к любым другим. Выкладываемся по полной, отдаем им всю свою любовь. Вообще, творчество – это огромная ответственность. Взять некоторых современных исполнителей – в альбоме из десяти песен семь – про наркотики, алкоголь. Мат-перемат. Ужас просто, хаос и какофония! И это популярно среди школьников. Кем они вырастут, какие ценности у них будут?
– Недавно «Аргымак» был гостем клуба «Шаболовка, 37» на телеканале «Культура». Помимо вас в передаче участвовал джазовый коллектив «Moscow Ragtime Band». Безумно понравилось! Как вы туда попали?
– Создатели передачи разыскивают интересные коллективы по всей стране – джазовые, этнические, в общем, самые разнообразные. В каждой программе участвуют два музыкальных коллектива, между ними проводится что-то вроде баттла. С той лишь особенностью, что здесь нет победителей и побежденных. Побеждает музыка! Мы с удовольствием откликнулись на приглашение – поехали, записались. Для москвичей такая подача башкирской культуры стала большим открытием. Наше выступление очень понравилось и самому ведущему – известному трубачу Вадиму Эйленкригу, и гостям, и музыкантам из «Moscow Ragtime Band», играющим новоорлеанский джаз. Оценили нас по достоинству, а мы, в свою очередь, были рады представить свое творчество на федеральном канале, рассказать о башкирской культуре, традициях.
– Там был потрясающий финал – совместное с «Moscow Ragtime Band» исполнение вечного хита Луи Армстронга «What A Wonderful World» («Как прекрасен мир»). Чья это была идея?
– Это было предложено кем-то из музыкантов прямо во время съемок. Сыграли экспромтом. Мне не составило труда исполнить Армстронга, так как я достаточно хорошо знаком с его творчеством. Но, конечно, привнес башкирский колорит в песню, использовал курай и горловое пение.
– Через год в Уфе состоится Всемирная фольклориада. В этом отчасти есть и ваша заслуга, не так ли?
– В 2016 году группа «Аргымак» участвовала во Всемирной фольклориаде в Мексике. Вместе с ансамблем народного танца имени Файзи Гаскарова и другими членами делегации от Башкортостана мы торжественно приняли флаг Фольклориады, привезли его сюда. В Мексике мы представляли не просто Башкортостан, а Россию. Все привыкли, что Россия – это калинка-малинка, матрешка, балалайка. И тут мы – батыры, джигиты со своими мехами, кураем, горловым пением. Много экзотики они повидали, а такого – никогда. Побывав раз на нашем выступлении, мексиканцы потом уже ходили по всем площадкам, где мы выступали. У нас было несколько бесплатных концертов open-air, и один платный, в театре. Так на этот платный концерт выстроилась очередь за билетами в несколько кварталов. Специально для мексиканских слушателей мы сыграли их национальный хит – «Сьелито линдо». Сначала я, как в проекте «Угадай мелодию», сыграл на курае две ноты. Не поняли. Потом еще пару добавил. Наконец, потянул мотив, и зал взревел. Ликовали, пели хором. А в прошлом году делегация из международной организации СИОФ по оргвопросам, связанным с проведением Фольклориады, приезжала в Уфу. И мы совместно с оркестром народных инструментов ставили для них концерт в нашей филармонии. Они снова были в восторге. Радует тот факт, что башкирскую культуру полюбили в разных уголках мира.
Группа «Аргымак» образована в 2009 году. Лауреат международных, всероссийских и республиканских конкурсов и фестивалей. Репертуар коллектива состоит из башкирских народных песен, мелодий, кубаиров (сказаний), эпосов и легенд, а также авторских песен, написанных группой в разных стилях и направлениях. В основе инструментального состава коллектива башкирские народные инструменты: курай, думбыра, кубыз, кыл-кубыз, дунгур, используется горловое пение в сочетании с гитарами, басом и ударными, а также этнические инструменты разных народов мира, собранные группой отовсюду.
Состав группы: заслуженный артист Республики Башкортостан Ринат Рамазанов – художественный руководитель, курай, вокал, горловое пение. Артур Сагадеев – бас-гитара. Айрат Назиров – гитара, думбыра. Радмир Исмагилов – перкуссия, beatbox, вокал. Семен Конторщиков – ударные. Алик Гараев – клавиши, перкуссия, вокал. Эмиль Гараев – звукорежиссер. Язгуль Муратова – менеджер.