Тирлян
Тирлян

ИНЗЕРСКИЕ ЗУБЧАТКИ:
ПОД СТАТЬ СОБОЛИНОМУ ЖЕЛЕЗУ

Исторические и природные достопримечательности Белорецкого района уникальным образом дополняют друг друга.
Автор: Андрей КУЗЬМИН, путешественник, автор медиапроекта «За порогом».
Фото: Фото автора
версия для печати
0 |
Тирлян

Любимая пора романтиков и путешественников – золотая осень, а значит надо не теряя времени отправляться в поход. Ведь этот роскошный природный бал настолько же прекрасен, насколько скоротечен. Берем с собой немного теплых непромокаемых вещей, палатку и спальник потеплее, побольше хорошего настроения – и в путь! В золотую пору практически любой уголок нашей республики вызывает восторг, но уж если хочется зашкаливающих эмоций, предлагаю посмотреть одно из самых красивых мест на Урале – хребет Инзерские Зубчатки в Белорецком районе.

Для начала определимся, как туда добраться, а по пути осмотрим некоторые исторические достопримечательности. Едем до Белорецка, где нужно найти один из его символов – старую водонапорную башню. Для этого после въезда в город двигаемся все время прямо, мимо одного из старейших действующих промышленных предприятий – Белорецкого металлургического комбината. Судьба его настолько интересна, что стоит остановиться на ней подробнее.
Свою историю комбинат ведет с 1762 года, когда симбирскими купцами И. Б. Твердышевым и И. С. Мясниковым на земле, купленной у башкир Катайской волости Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии, на берегу реки Белой было начато строительство чугуноплавильного и железоделательного завода. Первыми строителями объекта и рабочими предприятия стали крепостные крестьяне – переселенцы из Казанской, Пензенской, Нижегородской, Рязанской губерний средней полосы России.


В 1773 году, во время Пугачевского восстания, работы на заводе были прекращены. Зимой 1774-го завод захватили и разорили повстанцы. Вновь его запустили в действие после восстановительных работ в 1777 году.


Местоположение завода было очень удачным, как сказали бы сейчас, с точки зрения логистики. Уголь и дрова доставляли с окрестных лесных дач, руду – с рудников, находящихся в 20 верстах, а судоходная весной Белая была прекрасной транспортной артерией и обеспечивала предприятие гидроэнергией.


Отмена в 1861 году крепостного права нанесла тяжелый удар по промышленным предприятиям России. Один за другим закрывались или перепродавались низкорентабельные, лишенные дешевой рабочей силы заводы. Не стал исключением и являющийся градообразующим предприятием Белорецкий завод (кстати, именно так до 1923 года называли сам Белорецк). В 1874 году завод перешел во владение торгового дома «Вогау и К°» в состав учрежденного им Акционерного общества Белорецких железоделательных заводов Пашковых. Представители именитой фамилии к тому времени уже не играли существенной роли в судьбе предприятия, однако сохранение ее в названии было, выражаясь современным языком, хорошим маркетинговым ходом – столь велика была слава пашковского железа. Началась серьезная реконструкция производства, устанавливалось современное оборудование, что позволило вдвое увеличить объем производимой продукции. На протяжении двух десятилетий, вкладывая средства в развитие производства, фирма «Вогау и К°» несла огромные убытки.
Осваивались новые, более технологичные способы металлургии. В 1894 году на заводе была пущена в строй первая мартеновская печь. В 1895 году выплавка железа достигла рекордного показателя в 750 тысяч пудов, а объем чугуна перевалил за тысячную отметку. Однако в начале XX века на завод обрушился удар хорошо знакомого нам сегодня всемирного экономического кризиса и последующей депрессии.


Едва оправившись от последствий кризиса, завод стал наращивать объемы производства, но в 1917 году революционные события вновь остановили работу в цехах предприятия. В мае 1918 года завод был национализирован. Заново его запустили в 1921 году, дореволюционных объемов производства он достиг лишь к середине 20-х годов прошлого века. В советский период Белорецкий металлургический комбинат высоко поднялся на волне всеобщей индустриализации. Завод стал всесоюзным центром сталепроволочного производства, выпускал целый ряд уникальных видов продукции, которые до этого поставлялись только из-за границы. Сегодня входящий в состав ОАО «Мечел» комбинат – одно из крупнейших в стране предприятий полного цикла – от добычи руды до производства готовых металлоизделий.
Отдав дань истории Белорецка, едем дальше. От плотины заводского пруда поворачиваем направо и поднимаемся наверх, к вышеупомянутой водонапорной башне. На площади с круговым движением поворачиваем налево и двигаемся, никуда не сворачивая, до выезда из города. Проезжаем мимо горнолыжного центра «Мраткино» по направлению на село Тирлянский.


В хорошую погоду Тирлянский – просто рай для фотографа. Архаичные деревянные домики, украшенные искусной резьбой, в окружении древних Уральских гор – отличные слагаемые фотошедевров. Здесь следует потратить час-другой, чтобы прогуляться по селу, в котором время словно остановилось сотню лет назад.


Главные местные достопримечательности – это пруд на реке Тирлян, развалины завода, многотонное, диаметром 12 метров, приводное колесо прокатного стана, оставшееся после наводнения на своем месте, да выемка узкоколейной железной дороги, соединившей в 1912 году Белорецк с Транссибирской магистралью. К сожалению, узкоколейку теперь можно увидеть только на фотографиях.


Основной задачей Тирлянского металлургического завода была расковка мягкого и пористого кричного железа, которое доставлялось на подводах с Белорецкого завода. Готовую же продукцию сплавляли вниз по Белой на деревянных барках. Тирлянское железо было известно не только в России, но и далеко за ее пределами. Оно называлось «соболиным», потому что клеймилось изображением соболя – своеобразным знаком качества того времени, введенным в обращение самим Никитой Демидовым – основателем знаменитой династии уральских промышленников. Такое клеймо носили только лучшие образцы железа демидовских заводов и продукция тирлянских металлургов, несмотря на то, что ни Тирлянский, ни Белорецкий заводы Демидовым не принадлежали. Основная масса «соболиного» железа отправлялась на экспорт. На международной выставке в Чикаго этот металл, отличавшийся уникальной пластичностью, был удостоен серебряной медали.


После наводнения 1994 года плотину пруда восстановили, а руины заводских корпусов так и остались печальным напоминанием о былом индустриальном величии южноуральских горных заводов.


Покидаем этот музей под открытым небом и вдоль берега пруда поднимаемся вверх по Тирляну до урочища Голявкино, где сохранились остатки бетонного моста. Местное население называет это место «широкий брод». Дорога здесь переходит на противоположный берег реки и, нырнув в лес, поднимается на пологий склон горы высотой в 845 метров.


Спустившись вниз, выходим на кордон Миселя, что расположен при слиянии рек Тирлян и Миселя. От некогда большого поселения сохранилось всего лишь одно подворье, где живет одинокий охотник Василий – весьма колоритная личность.


От кордона в северо-западном направлении поднимаемся вверх по правому притоку Миселя по направлению к северной оконечности Инзерских Зубчаток – вершине с отметкой в 963 метра. У подножия хребта можно найти приличное место для палаток и источник чистейшей родниковой воды, выбивающийся из-под земли слева от дороги.


Не только на Южном Урале, но и на всем протяжении Каменного пояса сложно найти места, которые сравнились бы по красоте с Инзерскими Зубчатками. Окружающие пейзажи немного напоминают и знаменитые красноярские «Столбы» и скалы в заповедной зоне бассейна реки Лены. На фотосъемку всего этого великолепия можно легко потратить не один день. Количество разнообразных ракурсов не поддается исчислению. Причем с двух стоящих рядом скальных башен открываются настолько разные виды, что человек непосвященный может не понять по фотографии, что это одно и то же место.


Путь от стоянки до главной вершины займет 2-3 часа, а за световой день можно успеть пройти вдоль всего хребта. Но это потребует немалых физических усилий. Инзерские Зубчатки – место, где никуда не хочется торопиться, а желание приехать еще раз возникает всегда и у каждого, кто побывал здесь хоть раз.
 

______

В 1783 году дочь И. С. Мясникова Дарья выходит замуж за коллежского асессора А. И. Пашкова, и завод переходит к нему в качестве приданого. Александр Ильич Пашков – представитель известной дворянской династии, с которой связана постройка знаменитого дома Пашкова в Москве, где сейчас размещается крупнейшая в стране Российская государственная библиотека. В конце XVIII века он унаследовал дом от троюродного брата Петра Егоровича Пашкова, а позже построил так называемый Второй дом Пашкова, в котором сегодня находится факультет журналистики МГУ. На рубеже XIX и XX веков начинается история знаменитого пашковского железа, отличавшегося отменной ковкостью в холодном состоянии и удостоенного высших наград на выставках Москвы и Санкт-Петербурга.


***


Торговый дом «Вогау и К°» был основан приехавшим в 1827 году в Москву немецким предпринимателем Максимилианом фон Вогау (1807–1880). Сделав состояние на продаже чая и колониальных товаров (пряжа, ткани, хлопок), в 1859 году, инвестируя средства в промышленность и банковское дело, Вогау учредил фамильный торговый дом. В начале XX века торговый дом «Вогау и К°» представлял собой крупный многопрофильный концерн с активами в десятки миллионов рублей. Под этим названием он просуществовал до 1917 года. И дальше бы работал, но Первая мировая война перекроила индустриальные планы состоятельных промышленников. В 1918 году, после 90 лет успешной деятельности, представители немецкой династии вернулись на враждебную России историческую родину.


***


Тирлянский отсчитывает свою историю с 1801 года, когда на реке Тирлян был построен молотовый завод по расковке кричного железа. Своим основанием завод обязан Дарье Пашковой. Первыми рабочими завода были жители близлежащего села Березовка, которое впоследствии стало частью Тирлянского. Местное железо отличалось высочайшим качеством. В 1874 году выставленный на торги завод, который, как и всю металлургическую промышленность, постиг глубокий кризис в связи с отменой крепостного права, купил торговый дом «Вогау и К°». Была проведена реконструкция производства. Динамично развивающееся предприятие просуществовало до августа 1994 года. В тот год произошло катастрофическое наводнение, уничтожившее плотину пруда, затопившее заводские цеха и улицы селения и унесшее жизнь 29 человек.


***


Хребет Инзерские Зубчатки простирается с севера на юг чуть более чем на 8 километров. Его южная часть наиболее разветвленная и живописная. Здесь раскинулись каменные джунгли, получившие название «Хаос». В северной части расположен причудливый комплекс скальных выходов, который туристы окрестили «Цирком» или «Замком». Главная вершина Зубчаток, именуемая Маяк, находится в центральной части хребта, ее высота 1161 метр. С нее открывается потрясающая панорама самых высоких гор Южного Урала, превышающих километровую высоту. В окрестностях в давние времена селились отшельники, о чем свидетельствуют сохранившиеся названия: «Ближние кельи», «Дальние кельи», «Малашихины кельи». Существует легенда, что именно отсюда пришли волхвы с дарами для новорожденного Иисуса.

Опубликовано:
Статьи рубрики РЕГИОН
С вершины Тратау – самого высокого из шиханов – было видно, как дымит на горизонте промышленный гигант, пожирающий тело древнего Шахтау   Первый секретарь Башкирского обкома КПСС М. З. Шакиров, первый секретарь горкома компартии Е. Г. Щебланова, отраслевой министр В. С. Федоров, начальник Главкаучука А. Г. Мурадьян с руководителями завода  
Написать комментарий
Представьтесь
e-mail
Ваш комментарий